Памяти Бориса Стругацкого. И Аркадия

"Писатель - это не тот, кто пишет, писатель - это тот, кого читают".

Не уверена в том, кому именно принадлежит авторство этого высказывания, но прочла я его впервые в интервью с Борисом Стругацким много лет назад...

 

С таких строк ноябрьским утром в 2012 году я начала свою статью в блоге. Сейчас перечитывая её и "Трудно быть богом" поняла, что печаль не уходит. Просто хочется разделить её с вами... Ещё раз вспомнить замечательных писателей - братьев Стругацких.

"... Умер Борис Стругацкий. Вторая половинка великого дуэта, состоящая из двух родных братьев - Аркадия Натановича и Бориса Натановича Стругацких, завершила своё земное существование. Сегодня заплакали многие, и я среди прочих."

На радиостанции "Эхо Москвы в Благовещенске" я веду передачу "В книжном мире". Одна из самых первых передач была посвящена любимейшим - братьям Стругацким. Причём, сразу для себя решила, что и не буду пытаться втиснуть всё своё отношение к творчеству АБС в одну передачу, пусть их будет несколько. Сегодня мне не написать ничего связного, поэтому я просто выложу текст радиопередачи, вышедшей в эфир в марте этого года...

В самом конце 50-х годов в советской литературе случилось явление незаурядное: в свет вышла книга братьев Стругацких, проявился совершенно замечательный творческий союз, которому суждена была немалая жизнь - около 30 лет, - и который завершился вместе со смертью старшего из братьев Аркадия Натановича в 1991-м. Хотя есть произведения, написанные соавторами по одиночке, у каждого появился, в конце концов, и собственный псевдоним: Аркадий писал и издавался как Ярославцев, Борис как Витицкий, это было неплохо и понятно, что литературный дар присутствует и у старшего, и у младшего, но то, что создали братья Стругацкие вместе, было гениально, и братьям Стругацким по отдельности приблизиться к этой высоте уже не удалось...

Творчество Стругацких началось с невинного желания писать в жанре фантастики, которой в те годы писалось и издавалось крайне мало. Первой книгой, напечатанной в издательстве "Детгиз", стала "Страна багровых туч", повесть об экспедиции советских космонавтов на Венеру. Сейчас этот опус воспринимается не более как ученическая проба пера, и сами авторы не жаловали свой дебют, впоследствии стараясь не включать его в сборники. Борис Натанович в поздних интервью называл его "этаким памятником нашей молодой глупости, образцом литературы полувековой данности - дидактичной, напыщенной, наивной, но, черт возьми, не лишенной известной завлекательности и привлекательности". А уж в 1959-м это была яркая вспышка, совершенно непохожее на то, что писалось в этом жанре, она выламывалась изо всех стандартов, да что говорить, эта книга написана гораздо лучше, чем удаётся многим современным мэтрам от фантастики, её и сейчас можно читать. "Для нас главное было доказать (практически, а не теоретически), что фантастика стоит на трех китах: Чудо, Тайна, Достоверность. Что фантастика ни в коем случае "не должна быть фантастична". Что главный принцип этого поджанра: изображение обыкновенного человека в необыкновенных обстоятельствах".

Борис Натанович, говоря о "Стране багровых туч", с понятной иронией отмечал, что это было единственное произведение братьев Стругацких, удостоенное государственной премии, а именно - третьей премии Конкурса на лучшую книгу о науке и технике для детей школьного возраста в размере 5 тысяч рублей.

Всё написанное после "Страны багровых туч" вызывало восторг, подражание, преданную любовь, меняло мир!, но с точки зрения генералов от литературы высоких государственных наград уже не заслуживало...

Хронологический список произведений Стругацких сразу выявляет два этапа и два не всегда равнозначных по глубине и масштабу периода их творчества.

Начинали Стругацкие с того, что писали Мир-в-котором-Им-Хотелось-бы-Жить, так называемый Мир Полудня, по названию романа 1960-го года "Возвращение. Полдень XXII век". Тогда, на рубеже 60-х, этот мир ослепительно прекрасных, добрых, умных людей и справедливого и мудрого устройства казался им реально достижимым и достижимым в обозримом будущем. Но время шло, страна менялась: от короткой поры хрущёвской оттепели перешла к более продолжительному периоду брежневских заморозков, и иллюзий поуменьшилось. В книгах Стругацких так же талантливо ярко и убедительно, как Мир Полудня, прорезались другие Миры - больше совпадающие с реальностью, хотя и размещённые авторами поначалу на далёких планетах. В 1963-м Стругацкие создали культовый роман нескольких поколений "Трудно быть богом". Одни читатели находили в нём мушкетёрские приключения, другие - крутую фантастику. Тинейджерам нравился острый сюжет, интеллигенции - диссидентские идеи и антитоталитарные выпады. Об этом романе говорили, что он из тех творений, которые почти наверняка бьют в цель, что вызывают настоящее потрясение, что для многих он стал истинной находкой, вехой в жизни.

Что это был настоящий большой успех, подтвердили многочисленные издания и переиздания. В России его тираж вплотную подошёл к трём миллионам, а за рубежом вышел 40 изданиями в 20 странах, четырежды в Испании и Германии, дважды в США и Италии и т.д...

Проза Стругацких взрастила поколения людей, для которых неприемлемы были тоталитарные режимы. На "Эхе Москвы" несколько лет назад состоялась интереснейшая дискуссия на тему "Как фантастика братьев Стругацких повлияла на будущих реформаторов". В эфире на эту тему рассуждал Егор Гайдар: "В нашем поколении свой - чужой в любой компании легко проверялось на том, человек вообще понимает цитаты из Стругацких или не понимает. - Если человек понимает, например, "ихтиозавры народу не нужны", значит, он свой. Если не понимает, значит..., пусть идет в другую компанию..."

"Я просто пришел в состояние полного изумления, потому что более подрывной книги, которая не про прошлое, а про настоящее и будущее, - говорил Гайдар об "Обитаемом острове", - Про информационный контроль, про роль в этом телевидения, про телецентр как главный способ управления сознанием. Я ничего более подрывного в своей жизни не читал. Я не мог понять: как это вообще могло быть опубликовано? Под советской цензурой".

Ответ крылся в том, что литература Стругацких проходила по категории детской, а поэтому заведомо несерьезной. Нормально, почти безобидно. Детективы, детская литература, фантастика... Скажем спасибо "лёгким жанрам", которые стали проводниками для книг АБС к их благодарным читателям.

Оригинал статьи читайте на Блоге Светланы Казачинской: http://blogs.amur.info/ckaz/

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!