Моя Грузия. Часть 25 - Оставляя в горах свое сердце

Читать предыдущую часть рассказа в материале Моя Грузия. Дневник-ретро, Часть 24 - "Лучше гор могут быть только горцы"

Оставляя в горах свое сердце

Горы, они у каждого свои

Трасса от Владикавказа до Тбилиси, сама по себе является достопримечательностью.

По Военно-Грузинской дороге в Тифлис в разное время проехали Максим Пешков, Пушкин, Чехов...

 

Горы манили и меня, человека вообще-то равнинного.

Фильм "Вертикаль" сыграл в моих предпочтениях решающую роль. Высоцкий, позже Визбор. Чувство локтя, взаимовыручка, "не бросай одного его", романтика, гитара, "парня в горы тяни, рискни", "лыжи у печки стоят"... На первом курсе института я, нисколько не раздумывая, записался в горы. В Лаго-Наки. Обещали комфорт, теплые домики, лыжные вылазки, пещеры...

Сдана первая зимняя сессия. Наспех собраны вещи. Несколько часов в поезде, час автобусом и мы у подножия Кавказских гор.

Ведь это наши горы

Начало февраля в предместьях Майкопа выдалось теплым. Альпийские луга. Диковинные цветы. Кто-то из ребят сорвал яркий цветок и преподнес его одной из девчонок:

- Я оббежал весь этот лес, чтоб отыскать вам эдельвейс!

Нежное создание

Нежное создание

Весело спорили, разглядывая цветок. Кто сказал, что это рододендрон. Балагурили, кто-то попытался вспомнить легенду об эдельвейсе, а один ляпнул, будто это горная фиалка. Но на него так зашикали!

Но начали подъем. Двигались гуськом. Выше - хуже. Заметно похолодало. Стали попадаться под кустиками шапочки снега. И вот надыбился очень крутой обледенелый подъем.

Карабкались по еле угадываемым ледяным надолбам-ступенькам. А некоторые девчонки с чемоданами. Скользили, вижжали, чемоданы летели вниз, слетали замки, ручки, вещи разлетались по ледяному склону. Мы спускались, смущаясь, собирали платья, юбки, вещи интимного девичьего туалета, поднимая поднимались... Но все повторялось сначала...

Лаго-наки - туристический горный район, расположенный в Адыгее и Краснодарском крае. Центральная сторона плато Лаго-наки закрыта горами, с востока и запада Лагонакского нагорья расположены наклонные плато, высота которых плавно снижается с 1756 до 1000 метров.

Наконец, мы наверху. Впереди маняще струились, завивались столбики серебряного дыма, обещая уют... Но...

Нас ждало большое разочарование. В лагере вышел из строя дизель котельной, дающей поселку и свет, и тепло. Обещали быстро отремонтировать. Но всю неделю мы жили так, как жили.

Днем еще терпимо. Лыжные прогулки, кто посмелее, спускался с крутых гор. Тут же, на самом плато. Ужинали в кунацкой, она же кухня с большой печью на дровах и гостиная с очагом. А дальше начиналось самое-самое - отход ко сну.

Друзей вспоминай, залезая в мешок

О! - Это надо было видеть! И слышать.

В большой, человек на пятнадцать, спальне, температура была как на улице: за окном минус 12, в комнате минус 10. Конечно, нам выдали спальные мешки. Но когда мы заходили в спальню, одни из них лежали, другие... стояли.

Да, сто-я-ли!

Промерзшие, заиндевевшие спальники, казалось, спали вечным сном, стоя у окон, между кроватями. Вам знакомы ощущения рождественской купели? Но в прорубь погружаешься максимум на 10 секунд.

Мы, кто как мог, раздевались, начав надрывно стонать-причитать. Наши старшие товарищи, преподаватели с кафедры физкультуры, раздевались... о, боже! До трусов!

За тонкой стенкой погружались в сонную "негу" девчонки. Визг, крики "Мама-мамочка!!!"

Проходило примерно полчаса, пока мы, забаррикадировавшись изнутри молниями и застежками-пуговицами, зарывшись в спальник с головой, чтобы сохранить теплое дыхание, переставали стонать и вскрикивать.

В спальном мешке на холоде

В спальном мешке на холоде

Поначалу мы прихватывали из кухни жестяные кружки с горячим чаем. Но протянув руку из обледенелого мешка, мы находили в кружке... юшку.

Юшкой на Руси называли мясной бульон, наваристую уху. Сестра отца, донская казачка, помню, говорила, когда мы ели холодец: "Юрок!! Сгреби ложкой со студня юшку". Верхнее сало, то есть. А отец, с которым мы пришли как-то очень поздней осенью рыбачить на реку Лаба, указал на плывущую снежную крошку: "Юшка пошла. Скоро и лед станет".

Вот и сверху нашего "чая" плавала такая юшка, такое сало: предвестник льдинок. Утром картина обратная: эвакуация из нагретого дыханием мешка в промерзшую "спальню"!

Днем мы отогревались на лыжне. Подъезжали кто, как мог поближе, к Панорамной точке - обрыву, в который бросились, взявшись за руки, княжна Наки и пастух Лаго.

А внизу обрыв и почти две тысячи метров!

Закрытие открытых нами гор

И вот - последний день в Лаго-Наки. Отвальная-привальная? А запасов-то - увы.

Ближайшая лавка в леспромхозе. Объяснили, как добраться: сначала пешком через лес метров 500, потом вдоль узкоколейки с километр. Старшие показали на меня. Взял пару рюкзаков, надел лыжи и...

Лесорубы встретили меня более чем радушно. Обогрели, сварили сосиски, открыли банку печени трески. Ну и разумеется кавказские тосты. Но какие! На всю жизнь запомнил этот тост. Многие сказали традиционно: "За здоровье!"

Лесоруб явно не равнинной внешности, прижал руку с полной кружкой к сердцу:

- Так выпьем же за то, чтобы еще долго-долго не родился доктор, который бы выписывал тебе рецепты!

Обратный путь был ужасным. Лыжи еле шлепали по шпалам узкоколейки, норовили дать задний ход: дорога-то вела теперь вверх, в горы. А два рюкзака! На спине хлеб, консервы, сосиски. На груди - пять бутылок водки, четыре шампанского.

"Парня в горы тяни, рискни...", - подбадривал я себя.

"Только бы не упасть... Только бы не разбить..."

Мерзнут в мешке и глаза

Встречали меня, полупьяного, как героя. Налили штрафную. А водка - холоднющая...

И мороз не страшен

И мороз не страшен

Вечером мы устроили конкурс на лучшую песню и стихи, посвященные спальному мешку. Помню, были в них такие слова:

Смолкли все звуки вокруг,

Но льдинкой последней шуршит

В спальном мешке лучший друг.

Полно, мой друг, не шурши.

Друзей вспоминай, залезая в мешок,

Смотри только теплые сны.

Жизнь хороша! И жить хорошо

Под стуки промерзшей десны.

Где-то нас ждут шашлыки,

Пиво, петрушка, кинза,

Вою: "Вы где, мужики!"

Мерзнут в мешке и глаза...

В тесноватом Красном уголке набилось человек тридцать. Мерцали языки керосиновых ламп, свечей. Мы с Димкой, сменяя друг друга, наяривали на гитаре. Девчонки по очереди дышали на наши пальцы, на струны.

- Твист эгейн! Па-пара-па-па-па-па! Танцуют все!

Спел я и про спальный мешок. Экспромт.

И спустившись со снежных вершин

Мы еще без греха, но с грешком

Как младенцы стоим нагишом

Перед спальным колючим мешком.

Виват спальному мешку!

Виват спальному мешку!

Ведь это наши горы. Но только не мои

Вот таким было мое первое свидание с горами. Потом неоднократно я бывал в Домбае, в Архызе. Любовался снежными вершинами, водопадами. Даже пытался с альпинистами пройти часть пути по леднику Алибек. Без снаряжения, в кедах.

Озеро любви

Озеро любви

Там многое было загадочного, много располагало к романтике. К любви. Но... Так получилось, что в Архызе мы целенаправленно собирали грибы. Очень серьезно. Брали из дома сушилки, закрывали в банки белые, подосиновики, боровички, моховики. В замоховелых ельниках вытаивали боровики. Душа радовалась, когда натыкались на коралловые грибы. Это истинная краса лесов Архыза, "счастье грибника". Но это были не те горы, которые я, как оказалось, ждал.

Я это понял на Военно-Грузинской дороге.

Тещин язык

На Военно-Грузинской дороге, после Гудаури, есть небольшой участок с резкими поворотами. В народе такие серпантины называют - "тещин язык". Автобус как раз и приближался к одному из таких серпантинов, о чем нас торжественно и настороженно предупредил гид.

Извилистая дорога в Грузии

Извилистая дорога в Грузии

Но дабы ситуацию как-то разрулить, он спросил:

- А кто знает, что такое "тещин язык"?

А я слышал, как сквозь вату, чудноватые ответы друзей-пассажиров, комментарии гида:

- Тещин язык? Серпантин конеш.

- Вот он где, адреналин, круто!

- Зашибись, Андрюх!

- Дух захватывает!

- Ну шибко... серпантин... конфети!

- Потрясно!

- Понты, отстой.

- Ё мое! Скажюююю - это крюто!!!!

- "Тещин язык"? Потому что без костей.

Гид отпарировал:

- Без костей? А вы спуститесь-ка в ущелье...

А мне, по-прежнему, думалось о другом...

Читать продолжение - Моя Грузия. Дневник-ретро. Часть 26 "Объяснение в любви к грузинкам"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!