Моя Грузия. Дневник-7 Горячий Тимур и его команда

Читать начало рассказа в материале "Моя Грузия". Дневник-ретро, Часть 6 - "Грузинская свадьба по-славянски"

Горячий Тимур и его команда

Понемногу свадьба перетекла на танцплощадку. Тогда еще слово "дискотека" не было таким расхожим, как позже.

 

Светила только одна тусклая лампочка. "Для интиму", наверное. Все танцевали вместе, на пары не разбивались, "белых" танцев тоже не объявлялось. То в кружочках, то по трое - пятеро... Но тут Лена пригласила меня на какой-то фокстрот... Мы танцевали быстро, но старались лавировать между танцующими. И тут меня кто-то грубо толкнул... потом еще... Я ответил тем же... Потом удар, и я упал... Девчонки завижжали... Я вскочил... еще получил... Ответил тем же... Растащили... Это был Тимур. Какая его муха укусила? Или он меня в полутьме не узнал?

- А какая свадьба без драки, - брякнул кто-то. Танцы продолжались, а я пошел замывать боевые раны. Ленка охала - ахала... Поднялись в мою комнату. Петрович ничего не знал и сидел на койке, что-то мурлычя про себя.

Он даже ничего и не заметил. А мы и не стали рассказывать. Тем более, что мой сосед пребывал явно в прекрасном настроении.

- Спасибо... Спасибо тебе, Юрий... Такой чачи я никогда не пил, - вздохнул и добавил, - и теперь вряд ли... Но что это я - нам еще ехать три дня... Аулы-баулы... - неожиданно и сибиряк стал перенимать манеру построения фраз горских грузин.

Скоро Петрович стал сидя похрапывать, потом завалился, не раздеваясь.

Я пошел провожать Ленку. Она хотела было меня поцеловать, но я инстинктивно отстранился: саднила губа. Так и расстались.

Проснулся я от стука в дверь. Кровать Петровича была ближе к двери, но он сопел так сладко, что ничего, наверное, не слышал. Я открыл дверь и... моментально проснулся: прямо на меня надвигалась фигура в милицейской форме с направленным мне прямо в лицо кулаком. Я отшатнулся. Рука, готовясь еще раз постучать, упала вдоль кителя.

- Капитан Гурули, - представился он. - Вы - Юрий Георгиевич?

Я кивнул.

- Пожалуйста, одевайтесь. Я в коридоре подожду.

Вот дела... Мысли закружились каруселью: "Посадят! За грузина! Они тут все заодно... Ворон ворону... Рука руку моет... А сколько дадут? А на работе узнают?"

Толкнул Петровича, но он что-то промычал, повернулся на другой бок и продолжал сладко посапывать. "Записку написать? Пока найду в сумке ручку, блокнот... На диктофон записать!" - осенило меня. Но в это время раздался осторожный стук в дверь. Я накинул куртку и вышел. Все...

Пошли с капитаном по коридорам, зашли в какой-то номер... "КПЗ", - горько подумал я. Номер оказался почти люксом. Две комнаты... Почти как у Евтушенко: "Мы размахались, как хотели, - зафрахтовали люкс в отеле...". Прошли в дальнюю комнату... Там на кровати кто-то спал. В одних трусах... И я опять уныло продолжил: "Уселись в робах на постели: бечевки с ящика слетели..."

Милиционер тронул его за плечо, потом тряхнул посильнее. Мужчина повернулся и... Это был Тимур! Будут вдвоем бить... в какой угол лучше стать, чтоб отбиваться... Капитан что-то строго сказал ему по-грузински. Тот сел. Страж порядка перешел на русский.

- Ты знаешь, кто это? - тоном, не предвещавшим ничего хорошего, спросил капитан. - Юрий Георгиевич! Ты понял, башка от горшка! Ге-ор-гий... Что это имя для нас, грузин? Его отец был Жора. Георгий. И назвал сына - Юрий. Не знаю почему. Может в жилах его отца текла грузинская кровь. Кто был твой отец, по национальности, - спросил он. - Русский. Откуда - с Дона? Видишь, казак! Тоже горец. А знает ли твоя глупая тыква-ссыква, что Юрий - это тоже грузинские корни. Грузины - это Гюрджи, Георгиане. Юрьевцы... Древнего Георгия звали Юрием-Львом или Гюрг-Асланом... Ишяк ты! Что надо сказать?

Тимур поднялся, встал почти навытяжку и пробурчал:

- Юр Горгич... Извините меня... пожалста... Я болше не буду...

Капитан удовлетворенно хмыкнул, махнул рукой и пошел по комнатам. В углах стояли бутылки, на подоконнике - остатки еды, зелень...

- Все выпил... Ни капли... У-у... Одевайся.

- Куда? - выдохнул Тимур.

- Куда, куда... В тюрьму. Твоим гостеприимством заинтересовались там... - он поднял руку вверх. - Лично под контролем самого... Приказали принять меры, наказать достойно и доложить. До обеда. Поскорее... Раньше сядешь... Нет, на что ты рассчитываешь? В сводках ты зачинщик. А Георгиевич - член Союза журналистов. Ориентировка пришла ночью. Меня с постели подняли... Это что же напишет Юрий о нашей культур-мультур? Будешь сидеть, как миленький. Уж принудительные работы я тебе гарантирую. Потрудишься на общественно-полезных работах, старичкам воду будешь носить, косить будешь... Для ишаков... Осел... Тимур... Тимур и его команда... из ослов, баранов и ишаков... Навоз за ними будешь убирать... Хвосты заносить... На дорогу не пускать...

Ну что я тебе говорил - до встречи!

Мы начали спускаться вниз по ступенькам и тут я ощутил тяжесть в кармане куртки. Диктофон! Я чуть поотстал от моих спутников... Диктофон, как оказалось, был включен... Я осторожно, чтобы не услышали, выключил его. Как потом выяснилось, был записан весь наш разговор в комнате Тимура, где я доподлинно узнал грузинскую версию своего имени. Как мне казалось, русского.

Словно уловив мои мысли, Гурули сказал:

- Не думай, что я такой. Умный. Брат у меня - большой человек! Ему сам Шеварднадзе орден прикреплял. Любил брат к нам ездить. Еще, когда экзамены в институте сдавал. Потом кандидатскую, докторскую... "Не могу, - говорит, - в городе. Мне надо все сначала вслух рассказать. Самому себе. Услышать. Возразить. Поспорить, поругаться... А потом сесть и писать... И вот я его с детства слушал... Ругался... Кричал! Мать зайдет - никого. "Ты с кем, Шалва?" - Один я. ... А мне интересно... Что-то забыл... что-то не забыл... Этнограф он. Профессор. Большой в Тбилиси человек.

Сели в милицейский "москвичок". Куда мы поедем? Словно уловив наш общий с Тимуром вопрос, капитан сказал:

- Допрос будет. Показания снимать буду, - и больше ни слова.

Почему-то свернули в сторону. Подъехали к одиноко стоявшей усадьбе. У ворот стояла двадцать первая "Волга". Капитан вышел и что-то крикнул. Вышла грузинка, постояла и ушла обратно в домик. Через пару минут показалась мужская фигура. Гия!

Поле скупых похлопываний по плечам капитан и Гия долго о чем-то говорили. Потом вместе пошли к машине. Тимур сидел ниже травы тише воды.

- На выход! - скомандовал милиционер. И что-то тревожно екнуло в сердце.

Но когда Гия увидел меня и принялся тискать в объятиях своих могучих рук, приговаривая: "Ну что, я был прав? Грузины никогда не говорят "хваламде". Они говорят "сагомомде" - до вечера, до скорого. Руки мойте здесь, скамейки садитесь тут..."

И все закрутилось, завертелось... Бутылки с красным и светлым вином, зелень, только что сорванная на огороде... какие-то лепешки... маццони... Стало чуть легче...

Гия о чем-то меня спрашивал... Я - отвечал... Говорил капитан... И только Тимур сидел молча, насупившись. Пили за русско-грузинскую дружбу, за мужскую, хороший урожай...

Тамада

Тамада

Шашлык

Шашлык

Потом Гия стал интересоваться, как мы вчера грузинскую свадьбу праздновали.

И по мере нашего повествования все больше становился задумчивым. Наконец, он сказал:

- Теперь говорить буду я. Первое. Свадьба была. Ни туда, ни сюда... Обычаи наши не были... Второе. На отца невесты было покушение. Местным населением. Позор! И третье. Приехал жених... откуда он?

- С Сахалина, - выдохнул я.

- А невеста?

- Из Сибири.

Гия заметно включался в тему.

- И что же будет? По всему Союзу наши гости будут рассказывать об этом позоре. Позоре кавказского гостеприимства... Отца невесты... Предлагаю мозговой штурм. Все к столу!

Гия осторожно отодвинул от края стола закуску, передвинул стаканы с вином...

- Биджо! - позвал Гия. Из жилища к нам проскользнул юноша лет пятнадцати. - Биджо, принеси бумаги и карандаш.

Гия вел себя по-хозяйски, уверенно, зная, чего он хочет. Ноздри его пещерного носа раздувались от сопения, плечи расправились, из-под густющих бровей открылся орлиный размах когда-то похоже голубых глаз.

- Так... Чтобы наши дорогие гости уехали от нас не в обиде... Думаю... я думаю, что нам нужно все исправить...

Зашел Реваз. Сумка через плечо на длинной ручке, в руке еще одна поклажа.

- Видел "Волгу". Пришел. Звали?

- Заходи. Ты нам подходишь. Тамадой будешь.

- Где?

- Где... где... Свадьбу будем исправлять. ... Пишу: "тамада" - Реваз... Дальше...

Читать продолжение - "Моя Грузия". Дневник-ретро, Часть 8 - "Кухня - душа грузина"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 оценка)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!