Начало боев за тихвинские деревни Плесо и Кострино в ноябре 1941 года

Читать предыдущую часть материала - "Трудности марш-броска танкистов на Порог и Плесо в ноябре 1941 года"

Итак, в своем анализе я вплотную подошел к самому важному для меня лично дню - 18 ноября 1941 года, когда в ходе боев в окрестностях деревни Кострино Тихвинского района погиб младший воентехник танковый техник 121 танкового полка 60 танковой дивизии Федор Александрович Кощеев - мой дядя Федя...

 

И начну я описание моего видения происшедших в этот день событий с цитирования интересующего меня текста из оперативной сводки Генштаба Красной Армии от 19 ноября 1941 года (о событиях накануне - 18 ноября 1941 года):

... 60 тд двумя полками овладела Плесо и вела бой за Кострино. 27 кд передовыми частями перерезала дорогу Большие Тальцы - Тихвин в районе отм. 69,4 (4 км сев. Котелево)...

А далее на основании этой скудной, прямо сказать (но при этом все же официальной и того времени), информации, попытаюсь высказать свои предположения и восстановить картину последнего боя Федора Кощеева и его гибели. Хотя и постараюсь далее уложить все эти мои предположения как в логику всех предыдущих (и последующих) военных событий, так и учесть специфичный характер местности в районе впадения реки Воложба в Сясь, где и расположены деревни Плесо и Кострино.

121 танковый полк, преодолев все препятствия, начинает боевые действия на реке Сясь

За предыдущие 2 суток (16 и 17 ноября) 121 танковый полк сумел-таки преодолеть остававшиеся ему до Плесо 10-15 километров, двигаясь из района деревни Рудино, где по последним оперативным данным полк находился в ожидании горючего. Значит за эти 2 дня и горючее им подвезли, и танки механики отремонтировать сумели, и прошли-таки танкисты по тем непроходимым местам, лесам, болотам, дорожкам и тропам.

Там и сегодня раздолье для туристов, любителей весенне-летнего водного туризма, грибников, но никак не для танков. Да еще и в середине ноября, когда еще ни реки, ни болота, ни грунты не успевают промерзнуть в достаточной степени - для прохода ТЕХНИКИ, а не пехотинцев или даже кавалеристов.

И снова в подтверждение факта сошлюсь здесь на воспоминания полковника П. П. Филиппова, который вспоминает как в этих же самых местах и в это же самое время кавалеристы 27 дивизии смогли пройти в немецкий тыл по не промерзшим еще болотам только СПЕШИВШИСЬ.

Танки же, как известно, спешить невозможно. Но они не просто дошли, но и сразу же вступили в бой с немцами за деревню Плесо...

Когда же советские войска взяли деревню Плесо?

В оперативной сводке Генштаба о действиях 60 танковой дивизии за 15 ноября 1941 года указывается, что советские войска (силами батальонов 60 мотострелкового полка, как я писал раньше) уже овладели деревней Плесо.

А 18 ноября (через 3 суток!) они взяли ее СНОВА, теперь уже силами 2 полков 60 танковой дивизии, как это указывается в приведенной выше последней оперативной сводке Генштаба за 19 ноября 1941 года?

Объяснений тут, очевидно, может быть только два.

В первом случае деревня Плесо 15 ноября так и не была взята советскими войсками. Или же "взята, но не до конца", если такое вообще возможно. И только через 3 дня Плесо стало контролироваться советскими войсками полностью.

А во втором случае бои за деревню Плесо в середине ноября 1941 года были столь ожесточенными, что контроль за этим населенным пунктом переходил из рук в руки несколько раз.

Не могу утверждать, что так оно и было (в смысле перехода контроля именно над деревней Плесо из рук в руки), но могу уже сейчас уверенно говорить о том, что бои под Плесо и Кострино были длительными, крайне ожесточенными и с большим количеством потерь для наступавших советских войск. Подробнее об этом я расскажу позднее.

121 танковый полк напрямую участвовал 18 ноября 1941 года в боях за деревню Плесо!

Это становится теперь абсолютно ясным для меня лично. Ведь в тексте оперативной сводки Генштаба за 19 ноября 1941 года ясно указано: "... 60 тд двумя полками овладела Плесо и вела бой за Кострино...".

Если считать, что первым из них обязательно должен был быть 60 мотострелковый полк, части которого участвовали там в боях еще с 15 ноября 1941 года, то вторым в обязательном порядке должен был быть именно 121 танковый, ведь 120 танковый оставался в резерве в Пороге.

При этом, как я уже указывал ранее, и справедливости ради, следует сразу же сказать, что в боях за Плесо в эти дни участвовали и другие части 60 танковой дивизии - 60 артиллерийский полк и 60 разведывательный батальон, например. Однако рискну сейчас предположить, что в оперативных сводках Генштаба Красной Армии указывались обычно все же полки стрелковые, кавалерийские, танковые... А о полках же артиллерийских (при проведении наступательных операций!) упоминалось обычно только с использованием термина "при поддержке" и сходных с ним.

Этот вывод для меня очень важен, так как теперь выясняется, что бои 18 ноября 1941 года велись частями 60 танковой дивизии сразу за две эти деревни - как за Плесо, так и за Кострино. И, соответственно, мой дядя Федор Кощеев мог погибнуть в этот день в любом из них.

О начале боев 18 ноября за некую деревушку Кострино на реке Сясь,

расположенную всего-то в 1 километре от Плесо и которая до этого в оперативных сводках Генштаба Красной Армии даже и не упоминалась вообще...

И сразу отмечу здесь, что, как теперь выясняется в районе этой самой деревни Кострино 121 танковый полк 60 танковой дивизии и провоевал потом (после 18 ноября 1941 года) еще целую неделю!

Возвращаюсь, таким образом, к заданному ранее вопросу. Таким ожесточенным было сопротивление немецких войск в районе деревни Кострино?

Так оно и оказалось! Для этого достаточно просто просмотреть последующие оперативные сводки советского Генштаба...

В оперативной сводке Генштаба Красной Армии от 23 ноября 1941 года (о событиях за 22 ноября) говорится:

... 60 тд (без 120 тп) вела бои за Кострино. 120тп - на рубеже перекрестка дорог 3 км севернее Зобища...

Да и в следующей оперативной сводке Генштаба Красной Армии (от 24 ноября 1941 года о событиях за 23 ноября) вновь указывается:

... 60 тд и 27 кд продолжали вести бой за овладение Кострино...

И только в оперативной сводке Генштаба Красной Армии от 26 ноября 1941 года (о событиях за 25 ноября) указывается:

... 60 тд продолжала сосредоточение в районе Кордон Воложба (8 км южн. Тихвина), отм. 56,4...

Только здесь впервые деревня Кострино не упоминается уже в тексте оперативной сводки Генштаба Красной Армии!

Да и Кордон Воложба (который на современной карте я так и не обнаружил) расположен, судя по всему, несколько дальше деревни Кострино по дороге на Тихвин через Мелегежскую Горку и гораздо ближе к городу Тихвин, чем сама деревня Кострино.

Во всяком случае, в некоторых документах о боевых действиях под Тихвином указано, что расположен этот самый Кордон Воложба (где, кстати, бои тоже носили исключительно ожесточенный характер, и где погибло множество советских бойцов) всего-то "в 8 километрах к югу от города Тихвин"...

Таким образом, можно предположить, что деревня Кострино к этому дню (к 25 ноября 1941 года) была уже взята советскими войсками.

Иными словами, бои за эту небольшую деревню Кострино с участием частей 60 танковой и 27 кавалерийской дивизий Красной Армии продолжались, как минимум, с 15-18 ноября (дня "окончательного" взятия расположенной рядом деревни Плесо) по 24-25 ноября 1941 года!

Ничего себе деревенька, которую немцы обороняли от недели до 10 суток и которую атаковали при этом советские войска в составе, как минимум, 2 полков (121 танковый и 60 мотострелковый) 60 танковой дивизии и, в зависимости от дня и ситуации, от 1 до 3 полков 27 кавалерийской дивизии! И это не считая всех других частей и соединений хотя бы все той же 60 танковой дивизии, о которых я уже упоминал ранее (60 артполк, 60 разведбат и т.д.)...

Прямо мини-"Брестская крепость" какая-то, только в немецком варианте и под Тихвином!

И не было никакого пути для советских войск в обход деревни Кострино?

Именно что не было, иначе бы обошли ее советские войска обязательно!

Танковым соединениям достичь Мелегежской Горки под Тихвином невозможно, не взяв при этом деревню Кострино, являющуюся естественным опорным пунктом обороны на высоком левом берегу реки Сясь, с которого простреливаются и контролируются обе дороги, ведущие через Кострино на Мелегежскую Горку и на Тихвин.

Для этого достаточно просто взглянуть на любую детальную карту тех мест. Всем обходным танковым маневрам препятствуют леса и особенно болота, по которым даже кавалеристам удавалось проходить только спешившись...

Напоминаю вновь, что, перейдя по приведенной выше ссылке, вы сможете прочитать воспоминания прямого участника тех событий в районе деревни Кострино - полковника П. П. Филиппова, занимавшего во время боев под Тихвином осенью и зимой 1941 года должность комиссара 106-го кавалерийского полка 27-й кавалерийской дивизии.

В этих воспоминаниях подтверждается, с одной стороны, сделанный ранее вывод об ожесточенности немецкого сопротивления не только в районе Кострино, но и еще ранее - в районе деревни Плесо.

С другой стороны, полковник П. П. Филиппов рассказывает о том, что уже с утра 14 ноября 1941 года, когда 2 полка 27 кавалеристской дивизии начали свою самостоятельную операцию по выходу болотными тропами на рубежи автодороги Новоандреево - Котелево, наступление сначала на Плесо, а затем и на Кострино вели, в основном, соединения 60 танковой дивизии.

При этом 121 танковый и 60 мотострелковый полки взяли деревню Плесо, как это указывается в соответствующих оперативных сводках Генштаба Красной Армии, в период между 15 и 18 ноября 1941 года.

После чего сразу же и начались бои за расположенную рядом с Плесо деревню Кострино...

Читать продолжение этого материала - "Потери 60 танковой дивизии в ходе Тихвинской операции 1941 года"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!