Немецкие мемуары о битве за Тихвин. Альфред Руббель - командир танка, Часть 2

Читать Часть 1 - начало интервью

Журналистка: В какой дивизии вы были после окончания обучения?

 

Альфред Руббель: В 12-ой танковой дивизии, действующей на центральном отрезке, в направлении Москва, Москва была основной задачей. Когда мы там перестали продвигаться, летом 1941-го года, нас перевели в Петербург, на петербургский фронт. После того как Гитлер не смог взять Москву, Петербург стал основной целью, он сказал, я хочу взять Петербург. Тогда все танковые части пошли своим ходом 600 километров, сначала до Вязьмы [точно Вязьма], а оттуда через Новгород в Петербург. Там я участвовал в зимних боях на Волхове, тяжелой зимой 1941-42 годов, до мая 1942-го года.

 

Журналистка: А когда вы попали на фронт?

Альфред Руббель: В России, 21-го июня 1941-го года. До того я войны не видел. Война с французами уже закончилась, мы везде приходили слишком поздно. Нам было 18 лет, мы хотели на войну, в 18 лет так думают. Потом было довольно тяжело, в России воевать было не просто.

Альфред Руббель: Была немецкая пропаганда. Мы только что заключили с Россией договор. Сначала мы были смертельные враги. Потом был договор Молотова, которого мы все не поняли. Потом мы маршировали в Восточную Пруссию, потом на юг, там нам опять врали, что в этом году мы будем воевать с иранской армией, через Африку и Египет, а нам русские дают право прохода, и мы будем Кавказской армией, мы зайдем с тыла. В таком духе вещала геббельская пропаганда. И только утром перед днем нападения было сказано, что завтра мы наступаем против танковой группы, которая по силам примерно равна немецкой. Было понятно, что это Россия.

 

Журналистка: Вам зачитывали обращение Гитлера 21-го июня?

Альфред Руббель: Нет.

 

Журналистка: Где была ваша дивизия?

Альфред Руббель: Вот здесь, на юге Восточной Пруссии, Августово.

 

Журналистка: Алетус?

Альфред Руббель: Да, Алитус, это когда мы перешли Неман.

 

Журналистка: Там вы в первый раз видели Т-34?

Альфред Руббель: Нет. Нет, они были позже. Сначала были КВ-1, с огромной пушкой, мы смеялись. Были БТ-7, быстрые, которые скопировали у американцев. Т-34 я в первый раз увидел, и у меня была с ним дуэль, под Петербургом. Это было ОГО!-переживание, у меня была 7,5-сантиметровая пушка-окурок, и я прямо видел, как снаряд отскочил от его брони. У Т-34 была пушка 76,2 миллиметров.

 

Журналистка: А Вы на каком танке начали воевать?

Альфред Руббель: Pz.IV с 7,5-сантиметровой пушкой. Неудачный танк, медленный, плохая пушка. Если есть платформа, ну поставьте туда длинную пушку. У нас оружие всегда было плохим. До Тигра, у которого была пушка 8-8. Русские всегда были лучше вооружены.

 

Журналистка: Главным противником тогда был Т-26?

Альфред Руббель: Да, он тоже был. Т-26 и Т-27. С тонкой броней, но быстрые. ... пару раз, по дороге, КВ-1. Осознанно я Т-34 в первый раз увидел у Петербурга, зимой 41-42-го годов.

 

Журналистка: Вы помните свою первую победу?

Альфред Руббель: Да, это была очень сомнительная победа. Это был КВ-1, Klim Woroschilov 1, тяжелый танк. В лесу, южнее Петербурга, наступала пехота. И, вдруг, зашевелилось дерево. Это был КВ-1. Он начал стрелять по нам, но он ошибся, и стрелял не бронебойными снарядами, а фугасными? шрапнелью? Он стрелял нам в башню, башня вздрагивала, но больше ничего не происходило. Я подумал, что у него просто нет бронебойных снарядов. Потом он застрял, а экипаж сбежал. Мы его захватили, посмотрели, там было полно бронебойных снарядов. Если бы заряжающий не ошибся, и заряжал бы бронебойные снаряды, то мы бы с вами сегодня не разговаривали. Это была моя первая настоящая встреча с танком противника, первая дуэль.

 

Журналистка: Был какой-то приказ, не ввязываться в бои с тяжелыми русскими танками?

Альфред Руббель: Нет. Был приказ, никогда не ездить по одному. Всегда вдвоем, если возможно. И стрелять только на расстоянии меньше 1000 метров, потому что на расстоянии более тысячи метров мы вообще ничего не могли сделать. Стрелять только с места. Сеять страх, пока не подойдем на дистанцию прямого выстрела, но с нашими 7-5 мы Т-34 не могли ничего сделать, БТ-7, Т-26, Т-27 мы пробивали. Танковые дуэли мы сначала русским проигрывали, потому что машины лучше были у русских. Только когда мы получили длинную пушку 7-5, это было уже на Кавказе, у нее была хорошая пробиваемость, и мы могли уже уничтожать Т-34.

 

Журналистка: Основным противником были артиллерия или танки?

Альфред Руббель: Танки. Они были везде. Во время войны в Испании, там для поддержки были русские, с танками. Когда русский руководитель этих частей, которые были в Испании, вернулся в Москву, он сказал... Русские имели две системы, одна для глубокого боя: прорыв, каким-то образом продвинуться вперед, а остальные догонят, а вторая для поддержки пехоты. И как раз в момент, когда мы напали, русские перестраивали свои танковые части, и русские танковые части сначала были относительно плохо управляемы. Кроме того, не хватало командира танка, пятого члена экипажа, который наблюдал за полем боя. Очень скоро русские его завели, сделали ему маленькую надстройку на крыше, где он стоял. Танком кто-то должен командовать. Наводчик всего не может - наблюдать за местностью, искать цели и стрелять. Это была слабость русских танков, но они это очень быстро выучили.

 

Журналистка: Ваш руководитель был офицер?

Альфред Руббель: Да, структура была такая. Командир роты, три взвода, в каждом взводе три танка, командир первого взвода был офицер, командирами остальных двух взводов были фельдфебели. Командирами танков были унтер-офицеры, самое большее.

 

Журналистка: Какова была ваша роль в техническом обслуживании танка?

Альфред Руббель: Техническое обслуживание было относительно простым. Прицел был простой, башня поворачивалась приводом от мотора, руками ее тоже можно было поворачивать, но была возможность поворачивать ее мотором, наводка на цель была немного убогой. (рисует) Это прицел, это сетка прицела. Расстояния на сетке прицела были пять, соответствовали тысяче метров. Тут можно было определить расстояние до цели. Мы также стреляли по двигающимся целям, что было тяжело, надо было определять упреждение, в зависимости от того, насколько он быстр. Оптика в этом не сильно помогала, и у наших солдат еще не было достаточно опыта, потом, конечно, стало лучше.

 

Журналистка: Ваша задача была прицел?

Альфред Руббель: Да.

 

Журналистка: Вы помогали чистить пушку?

Альфред Руббель: Да, мы должны были. ... Даже офицеры, хотя они это делали очень неохотно. Пять человек экипаж, один офицер, значит четыре оставалось, и мы за этим следили, говорили ему, ты тоже должен помогать. Было много работы, танк был трудоемкий, несравнимый с теперешними Т-92 или с Леопардом. Очень много работы было с ходовой, с гусеницами. Очень много было работы, я могу сказать, один час боя требовал десять часов работы, такое примерно было соотношение.

 

Журналистка: Пехота помогала?

Альфред Руббель: Нет. Они были не в состоянии, им и так больше всех доставалось. Экипаж пять человек, это уже приличная сила, и в каждой роте еще были ремонтники, 10 человек. Они не только поддерживали состояние, но и могли делать мелкий ремонт. Они были хорошо подготовлены и нам помогали, установить двигатель, поменять гусеницы, и так далее. Это было хорошо организовано.

 

Журналистка: У русских были танковые десантники...

Альфред Руббель: Да, они сидели на танках, но мы такого не делали, потому что это было опасно, их отстреливали, они не были защищены. Но русская тактика это предусматривала, и это было очень успешно, потому что это защищало танки от пехоты. Были одиночные бойцы, храбрые, подходили к танку с зарядом, и могли быстро уничтожить танк. Эти десантники защищали танки, но мы такого не могли, у нас этого не было.

 

Журналистка: Как вы оцениваете русских танкистов, с точки зрения их обучения?

Альфред Руббель: Сначала плохо. У нас Гудериан был главный танкист, у него был девиз, "бить, так бить", "не стучать, а бить". Понимаете? Бить не растопыренными пальцами, а сжатым кулаком. Наступать вместе, в большом количестве в одну точку, и при этом защищать друг друга. Русские танки были везде, но одни и поодиночке. Защита друг друга, двумя или несколькими танками, сначала отсутствовала. Кроме того, русским танкам не хватало командира, который наблюдал бы за полем боя. У нас был пятый член экипажа, который сидел сверху и только смотрел, где опасность и где цель. А у вас наводчик был одновременно командиром, и когда он смотрел в прицел, он видел только маленький сектор, и не видел все поле боя. ... Танк хороший, экипаж, обслуживание и боевое применение - плохие. Потом стало лучше. Руководство танками сначала очень плохое. Потом стало лучше, по ходу войны.

 

Журналистка: Вы чувствовали ваше превосходство?

Альфред Руббель: Да, мы чувствовали наше превосходство. Хотя сам танк был хуже, но мы думали, что мы, в целом, воюем лучше. Кроме того, у наших танков броня была не легированная, у Pz.IV, потом добавили дополнительные экраны 2-3 сантиметра, чтобы защитить экипаж. Наши танки не созрели до войны, можно было бы сделать что-то лучшее. У нас все еще были пехотные представления из Первой мировой войны, немецкий Генеральный штаб только через силу сформировал немецкие танковые войска, он вообще не хотел их иметь. Соответственно, конструкция не была лучшей. Хотя была Кама, я не знаю, знакомо ли вам это название, в Казани, немецкие и русские танковые офицеры, с 1926-го по 1934-й год, совместно разрабатывали конструкции танков и танковую тактику. Потом это было прекращено, но мы друг от друга чему-то научились.

 

Журналистка: В боях 1941-го года, как действовала русская авиация?

Альфред Руббель: Сначала, в первый и второй день, они были заметны, но их аэродромы были неправильно расположены, и, по моему мнению, не было связи между воздухом и землей. Не было офицеров, которые наводили авиацию, которые у нас были. Русская авиация никогда не причиняла нам никаких неприятностей. С авиацией были проблемы, когда я был в Нормандии. Там небо было заполнено американскими боевыми самолетами. Там мы получили горький урок, потому что мы относились к этому небрежно, запустили это.

Читать Часть 3 - продолжение интервью с танкистом Альфредом Руббелем

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!