Об особой судьбе двух танковых батальонов 60 танковой дивизии

Читать предыдущую часть материала - "Журнал боевых действий 60 ТД под Тихвином за 1-11 ноября 1941 года"

Теперь пришло время вновь проанализировать первые потери 121 танкового полка 60 танковой дивизии, только что прибывшей в Тихвин с Дальнего Востока и попавшей сразу же под бомбовые удары немецкой авиации, о чем шла речь во многих предыдущих материалах.

Только теперь в своем анализе я буду опираться еще и на оригиналы текстов двух официальных документов военного времени - "Журнал боевых действий" и "Именной список безвозвратных потерь личного состава" 60 танковой дивизии...

 

Напоминаю еще раз, что, согласно официально поданному штабом 60 танковой дивизии донесению о безвозвратных потерях личного состава дивизии, первые потери были зарегистрированы именно в 121 танковом полку. Причем указанная в донесении дата выбытия бойцов соответствует 30 октября 1941 года - дню, о котором нет даже никакого упоминания в "Журнале боевых действий 60 танковой дивизии", который начинается сразу же с 31 октября. А ведь их, "выбывших" 30 октября 1941 года, перечислено поименно в списке потерь целых 17 человек!

И, ладно бы штабу 60 танковой дивизии в двадцатых числах января 1942 года (в период составления этих официальных документов) хотелось просто "заретушировать" такие большие потери (17%! от всех суммарных двухмесячных потерь полка за весь последующий период боевых действий), указав всех их "пропавшими без вести", т.е. не захороненными! Но ведь среди этих 17 "выбывших" четверо были указаны в донесении именно УБИТЫМИ, т.е. они же были где-то захоронены!

Так почему об этих 4 "убитых" нет ни слова в "Журнале боевых действий 60 танковой дивизии", начинающемся официально только с 31 октября 1941 года, когда даже только 1 убитый и 5 раненых за эти сутки были в журнале все же указаны? Рисковали, похоже, штабисты очень сильно, подавая одновременно два таких официальных документа со столь существенно различающимися данными! Ведь кто-то из начальства мог бы и сопоставить...

Точный ответ на этот вопрос я, пожалуй, не получу уже никогда. Но он меня в данном случае и не сильно интересует, ведь я собираюсь рассказывать о погибших воинах 121 танкового полка. Причем погибших и "пропавших без вести", указанных поименно в официальном списке безвозвратных потерь личного состава 60 танковой дивизии. Штабные могли скорее кого-то просто не указать (забыть, например, или же не указывать попавших в плен), но никак не включили бы в такой список бойцов живых и продолжавших воевать...

Следующие потери регистрируются в 121 танковом полку 60 танковой дивизии уже только 3 ноября 1941 года (1 воин - лейтенант, командир взвода) и 4 ноября 1941 года (2 бойца - 1 сержант, механик-водитель, и 1 младший сержант, старший телеграфист). И все трое указаны в донесении о безвозвратных потерях именно убитыми, а не пропавшими без вести...

На основании имеющейся в моем распоряжении сегодня информации, можно было бы, с одной стороны, достаточно уверенно предположить, что все указанные погибшими 3 и 4 ноября 1941 года воины 121 танкового полка были вновь убиты в результате налетов немецкой авиации. Ведь в эти дни основные силы 121 танкового полка в прямые боевые столкновения с немецкими войсками так все еще не вступили.

Напоминаю, что в "Журнале боевых действий 60 танковой дивизии" в записи от 3 ноября 1941 года говорится:

Марш Примечание автора статьи:

из лесной зоны в районе Мелегежской Горки в район деревни Нижнее Заозерье

совершен в ночных условиях. Узкая дорога и большое движение встречных машин затрудняло движение частей ТД. Вследствие чего части дивизии в намеченный срок не прибыли и часть пути прошли в дневное время...

... В районе Рапля воздушная разведка противника в 12:00 3 ноября 1941 года обнаружила движение колонн дивизии и неоднократно бомбила. Потери незначительные.

Дивизия к 15:00 3 ноября 1941 года сосредоточилась в районе Нижнего Заозерья.

Таким образом, утверждение о гибели бойцов 121 танкового полка 3 и 4 ноября 1941 года в результате авианалетов немецкой авиации было бы однозначно правильным, если бы...

Если бы не одни странные обстоятельства в анализируемых документальных источниках, которые и позволяют мне предполагать, что эти потери (3 убитых 3 и 4 ноября 1941 года) вполне могли явиться результатом участия одного из батальонов (ПЕРВОГО) 121 танкового полка уже в прямых боевых столкновениях с немецкими войсками! Что, впрочем, может касаться и практически всех погибших в этом танковом полку в предыдущие дни - с 30 октября по 2 ноября 1941 года.

Но обо всем по порядку...

Для объяснения этого моего допущения скажу здесь пока только следующее. Во многих материалах упоминается решение командующего 4 Армией генерал-лейтенанта В. Ф. Яковлева о передаче 2 танковых батальонов 60 танковой дивизии для поддержки боевых действия двух стрелковых дивизий - 191-й и 4-й гвардейской. Да и в самом тексте "Журнала боевых действий 60 танковой дивизии" упоминается получение приказа на начало выступления 2 ноября 1941 года 121 танкового полка из района Мелегежской Горки маршем на Нижнее Заозерье, но уже БЕЗ своего ПЕРВОГО батальона...

Этот факт вместе с некоторыми странностями бюрократического характера (имеющего, наверняка и как всегда, свою "железную" писарскую логику) построения именного списка безвозвратных потерь 121 танкового полка как раз и позволяет мне сделать допущение об особой судьбе первого танкового батальона этого полка. Все детали этих странностей и их возможные причины подробно проанализирую и разъясню позднее, но здесь укажу пока что только самое главное.

3 воина, погибшие в 121 танковом полку 3 и 4 ноября 1941 года, указаны НЕ В СВОЕМ хронологическом списке и как бы "задним числом" (во ВТОРОМ списке потерь полка)! А в армии ничего странного не случается, потому что ТАКОГО просто не может быть никогда!

И единственное разумное объяснение такому "вопиющему" факту может крыться только в ОТСУТСТВИИ подтверждающих документов в момент составления хронологически "положенного" донесения. Что, в свою очередь, может быть связано только с какой-то "не подконтрольностью" вверенного состава. Что может являться результатом именно временного переподчинения частей и соединений. И так далее...

Теперь пришла пора упомянуть еще об одном факте и обстоятельстве, разумное объяснение которого найти очень не просто. Речь идет об информации, указанной в еще одном документе общего именного списка потерь личного состава 60 танковой дивизии, а конкретно теперь уже другого - 120 танкового полка, о котором мы пока упоминали не столь уж часто.

И привожу здесь для начала изображение первой же страницы этого донесения о потерях.

Именной список потерь личного состава 120 ТП 60 ТД с 1 ноября 1941 г. Первая страница

Первая страница именного списка потерь личного состава 120 танкового полка 60 танковой дивизии с 1 ноября 1941 года

Обратите сразу же внимание на то, как этот список составлен. Он заполнен от руки (в отличие от списка потерь 121 танкового полка, отпечатанного на машинке), аккуратно и практически до 6 ноября 1941 года в нем сохраняется хронологическая нумерация потерь. Кроме самого первого в списке, но этому тоже есть свое объяснение, о чем чуть позже...

Но самая большая ценность этого документа заключается в том, что для всех бойцов в этом полку (опять же в отличие от списка потерь 121 танкового полка) указываются как обстоятельства их гибели, так и конкретные места захоронения. А это очень поможет мне при дальнейшем анализе и выявлении всех обстоятельств хода военных действий частей 60 танковой дивизии под Тихвином в самом начале ноября 1941 года!

Единственным фактом, сразу же вызвавшим мое первое недоумение, была дата начала несения полком потерь - а именно 1 ноября 1941 года! Как и само количество погибших в 120 танковом полку в этот день - 21 человек! Плюс еще один воин, умерший от ран уже 4 ноября, но указанный при этом в списке потерь полка именно первым и связанный определенным образом с 1-2 ноября. А ведь цифра 22 погибших за одни сутки вновь составляла 29% (!) от всех суммарных двухмесячных потерь полка за весь последующий период боевых действий под Тихвином!

Похоже, что день 1 ноября 1941 года стал для 120 танкового полка 60 танковой дивизии столь же трагическим, как и день 30 октября 1941 года для его "близнеца" - 121 танкового полка той же дивизии. Что же произошло с этими двумя полками (или их отдельными подразделениями) именно в эти дни? В этом можно будет разобраться? Попробую...

А для этого мне придется сделать сначала очень простое допущение, вполне укладывающееся в хронологию и логику военных событий, происходивших под Тихвином в самом конце октября и начале ноября 1941 года, но никак не противоречащее при этом всем имеющимся официальным документам.

Итак, предполагаю, что первые же танковые соединения 60 танковой дивизии (а именно 2 танковых батальона - по одному из 120 и 121 танковых полков) разгрузились в Тихвине из первых 16 эшелонов дивизии уже 29 октября 1941 года. О начале разгрузки дивизии на ж/д станции Тихвина именно 29 октября 1941 года указывается во многих источниках, в том числе мемуарных.

И сразу же по приказу командующего 4 Армией генерал-лейтенанта В. Ф. Яковлева эти 2 танковых батальона были "с колес" отправлены на поддержку 2-х пехотных соединений - 4 гвардейской и 191 стрелковой дивизии. Остальная же (основная) часть сил 60 танковой дивизии действительно сосредоточилась после разгрузки в Тихвине к исходу 31 октября 1941 года в лесной зоне в районе Мелегежской Горки, как то и указывается в "Журнале боевых действий" дивизии.

Предполагаю также, что экстренный марш первого батальона 121 танкового полка 60 танковой дивизии производился по относительно наилучшей автодороге тех мест, ведущей от Тихвина на Будогощь через Липную Горку. Предполагаю еще, что именно этот батальон прибыл в Тихвин в составе самых первых эшелонов и выступил из города в течение 29 октября 1941 года. Ему была поставлена задача оказать помощь 191 стрелковой дивизии, ведущей в то время бои именно на этой автодороге, являвшейся самым коротким и удобным путем для немецких танковых частей, наступавших на Тихвин.

В оперативной сводке Генерального Штаба Красной Армии Nº 246 на 08 ч 00 мин 30 октября 1941 г. указывается, что 191 стрелковая дивизия вела 29 октября:

... ожесточенные бои с противником за Матвеевскую Харчевню, имея передний край по восточному берегу ручья, который делит Ситомлю...

Это мое предположение (о подчиненности первого батальона 121 танкового полка 60 танковой дивизии именно 191 стрелковой дивизии) находит свое подтверждение еще и на одной из схем-карт о военных действиях того времени, найденной мной в Интернете:

Карта боевых действий под Тихвином в начале ноября 1941 года

Карта боевых действий под Тихвином в начале ноября 1941 года

 

Откуда-то взяли ведь составители этой карты данные о том, что совместно с 191 стрелковой дивизией бои за Ситомлю вели еще 121 танковый полк 60 танковой дивизии и 25 стрелковый полк 44 стрелковой дивизии, указанные на этой карте именно в тех районах?

С использованием достаточно хорошей автодороги из Тихвина и, в особенности, ночного режима марша с 29 на 30 октября 1941 года, первый батальон 121 танкового полка 60 танковой дивизии вполне мог успеть оказаться именно в зоне боев 191 стрелковой дивизии. Ведь расстояние от Тихвина до места боев в районе Ситомли и Матвеевской Харчевни составляет по основной трассе всего 40-45 километров.

И в этом случае 13 воинов 121 танкового полка, числящиеся согласно официальному списку полковых потерь "пропавшими без вести", могли погибнуть 30 октября 1941 года в районе Ситомли и Матвеевской Харчевни при двух обстоятельствах. Либо в одной из отчаянных контратак советских войск "в духе 1941 года", либо же под бомбовыми ударами немецкой авиации на подходе к Ситомле, в особенности, если марш батальона завершался уже в светлое время суток 30 октября.

А, соответственно, танковый батальон 120 танкового полка после своей разгрузки из эшелонов в Тихвине выступил маршем следом за первым батальоном 121 танкового полка. Этот 70-километровый марш батальона 120 ТП начался уже 29-30 октября 1941 года, и производился он, судя по всему по другой дороге из Тихвина гораздо худшего качества - через Новоандреево - Заручевье - Рапля - Хортицы - Заполье - Петровское.

Этот батальон 120 ТП был направлен командованием 4 Армии для поддержки боевых действий уже 4 гвардейской стрелковой дивизии, действовавшей в 40-50 километрах южнее 191 стрелковой дивизии - в районе деревни Петровское. Эта дивизия пыталась контратаковать немецкие части с левого фланга 4 Армии в общем направлении на Будогощь, захваченной уже немецкими войсками.

Этот факт косвенно подтверждается уже упомянутыми мною и столь меня удивившими (по дню этих потерь и их размеру) данными списка потерь 120 танкового полка за 1 ноября 1941 года. Но запись у ВСЕХ погибших в этот день воинов 120 танкового полка - "Убит в бою в районе деревни Недашицы Петровского д/о Дрегельского района Ленинградской области" - проясняет теперь практически все! Как и запись относительно места погребения всех этих воинов - "500 метров северо-восточнее деревни Недашицы Петровского д/о Дрегельского района Ленинградской области"...

Дело в том, что деревня Недашицы находится всего лишь в 500-600 метрах от деревни Петровское, где и вела бои 4 гвардейская стрелковая дивизия. А это факт означает, что поспели-таки 1 ноября 1941 года танкисты батальона 120 танкового полка на помощь гвардейцам 4 дивизии, переброшенной в этот район совсем недавно из-под Ленинграда.

И не просто поспели, но и отчаянно атаковали немцев, потеряв только убитыми в первый же день боев полка 22 человека, среди которых были командир, зам. командира и комиссар одной из рот батальона, 2 командира взвода, 6 командиров танков, 8 механиков-водителей и 3 башенных стрелка. За одни только сутки безвозвратно потеряны экипажи приблизительно 8 боевых машин батальона...

Возвращаясь же снова к вопросу о конкретных обстоятельствах участия в боевых действиях, местах гибели 3 и 4 ноября 1941 года и местах возможного захоронения воинов 121 танкового полка 60 танковой дивизии, то предполагаю, что это были бойцы первого батальона, оторванного от основных сил полка. И погибли они, соответственно, в совместных с 191 стрелковой дивизией боях в эти дни за населенные пункты Матвеевская Харчевня и Ситомля, обороняя главную на направлении основного удара немецких войск дорогу на город Тихвин на подступах к деревне Печнева.

Хотя это мое допущение и не однозначное и даже не безусловное...

Читать продолжение этого материала - "Воины 121 танкового полка, погибшие 30 октября - 1 ноября 1941 года"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 оценка)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!