Объяснительная 60 ТД от 24 ноября 1941 года. Часть 2

В первой части этого материала был начат анализ очень интересного, с моей точки зрения, архивного документа 60 танковой дивизии, опубликованного совсем недавно.

Приводился в первой части и собственно текст этого архивного материала. А сейчас продолжу его анализ...

 

Я сказал уже ранее, что, по моему мнению, фраза из этой объяснительной "причем организованно и в тесном взаимодействии с артиллерией и танками" не полностью отражает истинное состояние дел при проведении наступления в районе тихвинской деревни Кострино.

Не говорится здесь, например, о том, что собственно танков в распоряжении 60 танковой (по названию) дивизии для ведения наступления имелось столько же, сколько должно было насчитываться в одной полностью укомплектованной танковой роте, если не в одном взводе. Как и не говорится о том, что "тесное взаимодействие с артиллерией" происходило только тогда, когда снаряды у артиллеристов 60 артполка дивизии имелись.

Именно поэтому части 60 танковой дивизии и атаковали "район Плесо, Кострино и Романово" (как это указывается в объяснительной) всего лишь "четыре раза". Четыре раза за прошедшие 10 суток части дивизии пытались прорваться мимо деревни Кострино по дороге на Романово. И последний раз, совместно с частями 27 кавалеристской дивизии, в день составления этой объяснительной - 24 ноября 1941 года, но "... атаки фланговыми ударами также не увенчались успехом и дивизия понесла значительные потери, отойдя в исходное положение".

А причина всех этих неуспехов была предельно проста и об этом ясно докладывается в Штаб 4 Армии:

... Все атаки безрезультатными получаются лишь потому, что в этом районе противник имеет превосходство в личном составе, технике и особенно имеет хорошо укрепленную оборонительную систему (см. схему).

... со стороны противника были применены 4 танка и две бронемашины. Особенно активно действовала с его стороны артиллерия из района Кострино, Романово.

Если часть фразы в анализируемом документе относительно "превосходства противника в личном составе и технике" кажется пока неубедительной, то вернемся к ее разъяснению чуть позже. Но ключевым, бесспорно, является все, что в документе излагается после главного слова "особенно", а именно "... противник имеет хорошо укрепленную оборонительную систему (см. схему)".

Схема укреплений и огневых точек противника в районе Кострино-Романово-Мелегежская Горка по состоянию на 24 ноября 1941 года

Схема укреплений и огневых точек противника в районе Кострино-Романово-Мелегежская Горка по состоянию на 24 ноября 1941 года

Именно так оно и было - "... противник имел хорошо укрепленную оборонительную систему".

В своих предыдущих материалах я называл уже сложившуюся под Кострино военную обстановку термином "горловина бутылки", через которую советским войскам обязательно предстояло "пролезть" в своем наступлении по дороге от Плесо на Романово и Новоандреево. По дороге заминированной и под шквальным огнем немцев с использованием артиллерии, минометов, пулеметов и автоматов с расстояния в несколько сотен метров от хорошо оборудованных позиций немцев в Кострино, т.е. в пределах прямой видимости.

При проведении наступления в таких условиях реальные силы сторон должны быть неравнозначны. Наступающие должны обладать многократным превосходством над обороняющимися не только по всем позициям (и в первую очередь по численности и огневой мощи), но и иметь возможность для маневров. Иначе в военной истории последних тысячелетий всегда повторялись истории типа Фермопил с сотнями спартанцев, успешно сдерживавших десятки, если не сотни тысяч наступавших персов.

И здесь мы подходим к самой важной, с моей точки, части этой объяснительной - третьего пункта, где перечисляются реальные силы 60 танковой дивизии для продолжения наступления уже после 24 ноября 1941 года.

Начнем с частей стрелковых - самых важных для ведения наступления в районе деревни Кострино, где танки могли наступать "только по дорогам", а артиллерию надо было постоянно обеспечивать боеприпасами. Два батальона 60 мотострелкового полка для наступления звучит весомо, но, сколько бойцов оставалось в этих батальонах боеспособными к 24 ноября 1941 года? Ответ из этого объяснительного документа: 220 человек. Из приблизительно 1.500 воинов по штатному расписанию двух батальонов...

По штатам 1941 года цифра в 220 воинов практически соответствовала штату всего лишь одного подразделения любого батальона - роте. Иными словами, к 24 ноября 1941 года за 10 суток боев в районе деревень Плесо и Кострино Тихвинского района из состава 2-х батальонов 60 мотострелкового полка в строю оставалась только чуть более одной стрелковой роты.

Все остальные воины этих двух батальонов за 10 дней боев под Кострино погибли, пропали без вести или же ранеными и обмороженными были эвакуированы в госпитали. Причем за первые 4 дня боев в районе Плесо и Кострино (с 15 по 18 ноября 1941 года) потери этих двух батальонов 60 МСП составили почти 400 человек, как об этом указывалось в докладе 60 ТД командованию 4 Армии от 18 ноября 1941 года. При этом мотострелки 60 танковой дивизии так и не сумели существенно продвинуться вперед по дороге от Плесо на Романово вокруг деревни Кострино...

В распоряжении всей 60 танковой дивизии для продолжения наступления имелось 12 станковых пулеметов и 18 минометов. И 24 артиллерийских орудия все типов и калибров, из которых для наступления и подавления немецких позиций могли эффективно использоваться только 12 орудий калибром 122 мм. Всегда, когда снаряды для них имелись...

А в составе единственного танкового полка (121-го) дивизии, наступавшего под Кострино, насчитывался всего 31 танк, из которых 18, будучи огнеметными, для наступления были практически бесполезными, т.к. прямого контакта с неприятелем советские танки при наступлении не имели и огненные струи там были бесполезны - немцы оборонялись на другом берегу реки Сясь.

Напомню, кстати, что еще три недели назад, в начале ноября 1941 года и сразу же по прибытии в Тихвин, даже в не полностью укомплектованном боевой техникой 121 полку насчитывалось около 80 танков, включая все те же огнеметные танки.

А дальше в тексте объяснительного документа, которое я сейчас анализирую, повторяется то, о чем командование 60 танковой дивизии сообщало в 4 Армию еще в своем докладе недельной давности:

... Остальные технические средства и личный состав дивизии находится в распоряжении генерал-майора Яковлева, командиров 191 стрелковой дивизии и 4 Гвардейской дивизии...

Итак, с 18 ноября 1941 года, дня предоставления в 4 Армию предыдущего доклада о действительном состоянии частей 60 танковой дивизии, прошла неделя, а ничего не изменилось - отобранные ранее из дивизии части и подразделения обратно возвращены не были. Мне понятно, что из двух танковых батальонов 2-х полков, переданных еще в начале ноября в 191 стрелковую и 4 Гвардейскую дивизии, возвращать было уже практически нечего - еще в докладе недельной давности упоминалось о том, что они "... как таковые уже не существуют".

А те части, которые находились "в распоряжении генерал-майора Яковлева", командовавшего к тому моменту уже Южной оперативной группой советских войск? Ведь это были еще не потрепанные непрерывными боями целый 120 танковый полк (без одного батальона) и один настоящий батальон 60 МСП. Но они даже к 24 ноября 1941 года продолжали находиться "в резерве т. Яковлева". Участвовали ли они в активных боевых действиях? Мне об этом пока ничего не известно.

Прямо-таки каким-то совсем уж "непотопляемым" военачальником оказался этот самый т. Яковлев, бывший командующей всей 4 Армией. Несмотря на то, что сразу же после сдачи города Тихвина было логично предположить снятие его со всех должностей с понижением в звании, если даже не худшее...

Читать продолжение - "Объяснительная 60 ТД от 24 ноября 1941 года, Часть 3"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!