Путь к Будогощи

Ниже приводятся отрывки из воспоминаний генерал-майора К. Е. Карцева, занимавшего во время боев под Тихвином осенью и зимой 1941 года должность начальника штаба 92-й стрелковой дивизии:

 

В конце октября сорок первого года наша 92-я стрелковая дивизия была направлена из резерва Ставки на усиление 4-й армии. Без задержек, получая повсюду "зеленую улицу", двигались эшелоны. И уже по этому одному можно было догадаться, что перебрасывают нас на один из горячих участков фронта.

24 октября первый эшелон прибыл на небольшую станцию Тальцы. Началась спешная выгрузка. Командир дивизии полковник А. Н. Ларичев немедленно связался со штабом 4-й армии. Нас информировали об обстановке на тихвинском направлении и сразу поставили задачу: контратаковать противника к западу от станции Тальцы.

К тому времени в этот район, нащупав слабый участок в обороне советских войск, прорвались части 20-й неприятельской моторизованной дивизии. Командующий 4-й армией генерал-лейтенант В. Ф. Яковлев решил нанести ответный контрудар силами 4-й гвардейской, 92-й стрелковой и 60-й танковой дивизий, прибывшей почти одновременно с нами из резерва Ставки.

Время на подготовку к наступлению отводилось ограниченное. И это было понятно. Следовало без промедления ударить по противнику, пока он не закрепился, не создал в этом районе прочной обороны.

92-я дивизия имела в своем составе кроме трех стрелковых полков два артиллерийских, танковый и разведывательный батальоны. И, естественно, когда 1 ноября мы перешли в наступление, противник не смог отразить атаки наших полков, поддерживаемых массированным артиллерийским огнем.

К исходу первого дня боя были освобождены населенные пункты Боровик и Колпино. Развивая успех, один из полков двинулся вдоль железной дороги Неболчи - Будогощь, два других наступали левее. За пять дней дивизия продвинулась на пятнадцать километров, приблизившись на правом фланге вплотную к Среднему Селу, в центре - к Олешенке и на правом фланге - к районному центру Крестцы.

До Будогощи, где проходила главная коммуникация вражеской тихвинской группировки, оставалось километров двадцать пять. Как будто немного, когда смотришь на карту. Но наступать становилось все труднее и труднее.

Противник оказывал все более упорное и организованное сопротивление, подтянув в этот район свои резервы. Дороги враг держал под огнем, а отклоняться нашим подразделениям в сторону от них мешал глубокий снег. Дивизия не имела лыж, и поэтому маневр стрелковых подразделений на поле боя почти совершенно исключался.

6 ноября 203-й стрелковый полк, усиленный десятью легкими танками "Т-26" попытался с ходу овладеть Крестцами. Наступлению предшествовала довольно сильная артиллерийская подготовка. Когда батареи перенесли огонь в глубину, дружно поднялись в атаку два стрелковых батальона.

Однако стремительного броска не получилось. Бойцы двигались медленно, проваливаясь по пояс в сугробы. А танки, боясь завязнуть в снегу или попасть на покрытые сугробами минные поля, спешили прорваться в Крестцы по дороге. Путь им, однако, преградили вражеские противотанковые орудия, стрелявшие с окраины поселка.

Местность здесь была ровная, голая. Ни леса, ни кустарника, - все видно как на ладони. И, наблюдая за ходом боя, полковник Ларичев только сокрушенно качал головой.

Комдив связался по телефону с командиром 203-го полка, спросил, что тот собирается делать.

- Ввожу в бой третий батальон! - ответил подполковник Колчанов.

Основные усилия полка переместились на левый фланг. Свежий батальон, усиленный танками и артиллерийским противотанковым дивизионом, решительно атаковал противника, ворвался на южную окраину поселка.

В одном из головных танков находился начальник штаба полка капитан Краснощеков. По радио он передал, что, несмотря на сильный вражеский огонь, нашими бойцами заняты несколько домов, приспособленных гитлеровцами для круговой обороны.

С нетерпением мы ждали новых обнадеживающих донесений. Пробовали связаться с начальником штаба полка. Однако его рация не отзывалась. Позднее мы узнали, что капитан Краснощеков, смелый и опытный командир, был смертельно ранен.

До позднего вечера вел бой 203-й полк. Он еще немного потеснил противника, но полностью освободить Крестцы не смог. Вражеские танкисты и мотопехота отчаянно сопротивлялись, упорно цепляясь за каждое здание...

В бою за Крестцы было взято несколько пленных из 20-й моторизованной дивизии. Их к вечеру переправили в штаб дивизии. Во время допроса доставили еще одного пилота фашистского бомбардировщика, сбитого нашими зенитчиками. Он выпрыгнул с парашютом из охваченной огнем машины.

Гитлеровского летчика мы не торопились расспрашивать. Он ничего не мог рассказать о том, что нас прежде всего интересовало: о вражеской обороне в Крестцах. А вот пленные из 20-й моторизованной дивизии сообщили немало нужных сведений.

Мы узнали, где расположены вражеские орудия и пулеметы, сколько в районе Крестцов у противника танков, и еще многое другое, необходимое для принятия правильного решения на предстоящий боевой день.

С передового наблюдательного пункта вернулись командир дивизии полковник А. Н. Ларичев и военком полковой комиссар И. И. Гарус. Оба были расстроены тем, что большую часть Крестцов противник удерживал в своих руках.

- Крепкий попался нам орешек, - сокрушался военком.

- И все равно с ним надо завтра разделаться, - твердо сказал комдив.

Втроем мы начали обсуждать, какие принять для этого меры. Вскоре к нам присоединился начальник артиллерии полковник И. В. Володин.

Боевая обстановка к исходу 6 ноября была следующей. Наш правофланговый 317-й полк, которым командовал полковник В. Г. Поляков, выбивал гитлеровцев из Среднего Села. Наступавший в центре 22-й полк, как доложил его командир С. И. Соболев, успешно завершил бой за населенный пункт Олешенка, находившийся в нескольких километрах к востоку от Крестцов. Решено было, что утром 203-й полк продолжит атаки на своем участке, а 22-й в это время нанесет фланговый удар...

Вспомнили о пленном летчике, которого уже успел допросить начальник разведки дивизии. Фашистский пилот заявил, что вражеские танки прорвались к Тихвину. Мы, признаться, этому не поверили. Однако на следующий день стало известно, что наши войска оставили Тихвин.

Это сразу же изменило и задачу 92-й дивизии. Мы получили приказ штаба армии вывести из боя 22-й полк и направить его в район юго-западнее Хортицы для подготовки совместно с 4-й гвардейской дивизией удара в направлении на Ситомлю. В то же время для смены подразделений 4-й гвардейской дивизии перед населенным пунктом Петровское нами направлялся разведывательный батальон.

После перегруппировки, связанной с переброской 22-го стрелкового полка, два остальных наших полка вновь атаковали гитлеровцев, засевших в Крестцах, и выбили их. В этом бою особенно отличились артиллеристы. Метким огнем они разрушали дзоты, подавляли огневые точки, оборудованные в подвалах домов. Мастерски стрелял дивизион, которым командовал капитан Звездин.

Беспримерную отвагу и героизм показали в этом бою и пехотинцы. Помкомвзвода одного из батальонов 317-го полка старший сержант Галкин заменил в бою тяжелораненого командира взвода. Успешно действуя на правом фланге полка, этот взвод вырвался далеко вперед и вышел на западную окраину села. Там он был окружен гитлеровцами.

Силы были далеко не равными. Против взвода Галкина действовало больше роты фашистов, но старший сержант не растерялся. В трех стоявших рядом домах он организовал круговую оборону. Взвод отбил несколько вражеских контратак и продержался до подхода основных сил батальона.

Вскоре после боя за Крестцы наша дивизия получила приказ одним полком прикрыть направление на Тальцы - Неболчи, остальные части вывести в район Заполья для дальнейшего наступления в северо-восточном направлении.

* * *

Наступление 4-й гвардейской дивизии и нашего 22-го стрелкового полка на Ситомлю, предпринятое командованием 4-й армии, успеха не имело. Но и фашистам не удалось после захвата Тихвина сколько-нибудь продвинуться на своем правом фланге. В этом заслуга 92-й дивизии и особенно ее 317-го стрелкового полка, которым командовал полковник В. Г. Поляков. Заняв исходное положение в районе Заполья, полк, с приданными ему подразделениями усиления, готовился к наступлению.

Правда, сведения о противнике и его действиях в этом районе имелись очень скудные. Нужно было захватить контрольного пленного. За это дело взялся офицер оперативного отделения дивизии лейтенант Мельников. Вместе с тремя разведчиками он поздно вечером отправился за "языком".

Двигались быстро, рассчитывая глубокой ночью выйти к одному из населенных пунктов, захваченному, по нашим данным, противником. Километрах в двух от деревни группа Мельникова остановилась. Выло холодно, сыпал снег. Разведчики вошли в сарай, стоявший на лесной опушке. Не успели прикрыть дверь, как послышалась чужая речь. Это разговаривали фашистские солдаты, подходившие к сараю.

Мельников, выглянув наружу, увидел, что гитлеровцев было около взвода. Остановившись поблизости от сарая, они дали по нему несколько очередей из автомата. Разведчики не отвечали. Вражеские солдаты, решив, что в сарае никого нет, прошли мимо.

Пропустив фашистов, разведчики выскользнули из сарая и двинулись вслед за ними. На опушке леса, перед деревней, Мельников остановил свою группу. Дальше идти было опасно. Залегли. Вскоре на дороге показались дровни с двумя гитлеровцами. Они были закутаны в одеяла. Мороз был сильный. По сигналу Мельникова разведчики бросились на гитлеровцев.

Утром они привели в штаб унтера одной из вражеских частей, располагавшихся в бывшем монастыре Реконь и ближайших к нему деревнях.

На допросе унтер показал, что в селении Реконь находится штаб одного из мотополков, танки и пехотные подразделения. Он заявил, что вскоре эти части снова перейдут в наступление.

Полковник Ларичев решил предупредить удар противника, и утром 10 ноября 317-й полк двинулся на Реконь. Впереди шел первый батальон полка под командованием Капитана И. С. Маньковского. Заняв в двух километрах От монастыря командную высоту, Маньковский получил донесение о движении в направлении к ней колонны фашистов. В голове ее шли танки.

Нетрудно было понять, что гитлеровцы собираются вернуть высоту. Комбат Маньковский оставил для ее защиты одну роту, две другие он направил в обход высоты для удара по флангам противника. Доложив о своем решении командиру полка Полякову, попросил артиллерийской поддержки. К высоте был направлен один из артдивизионов.

Быстро заняв огневые позиции, расчеты накрыли огнем пехоту противника. По танкам метко били противотанковые пушки дивизиона майора Болотова. Кроме того, полковник Поляков быстро выдвинул на помощь Маньковскому еще один батальон. Третий батальон Поляков направил также в обход высоты к Рекони.

Остатки вражеской части, попав под губительный огонь нашей артиллерии, бросились назад к монастырю. А свежие подразделения противника, выходившие из Рекони, были встречены и остановлены огнем третьего батальона 317-го полка. Наши подразделения закрыли противнику все пути отхода из Рекони и внезапным ударом овладели монастырем.

Успешно действовали в этом бою артиллеристы подполковника Колесникова. Своим огнем они уничтожали огневые точки противника, расчищая дорогу нашим стрелкам. В бою за Реконь снова отличился старший сержант Галкин, командовавший взводом. Его взвод первым ворвался в монастырь и в рукопашном бою уничтожил много фашистов. Бой на высоте перед Реконью и в самом монастыре стали называть, с легкой руки военкома дивизии полкового комиссара И. И. Гаруса, "Реконьским побоищем". Больше 400 трупов оставили гитлеровцы на месте боя.

Вечером на командный пункт дивизии приехал новый командующий 4-й армией генерал армии К. А. Мерецков вместе с членом Военного совета дивизионным комиссаром М. Н. Зеленковым и начальником штаба комбригом Г. Д. Стельмахом. Выслушав доклад командира дивизии, Мерецков приказал соединить его по телефону с комбатом капитаном Маньковским.

- Благодарю вас за храбрость и умелые действия, - сказал командующий. - Представим вас к награждению орденом Ленина. Передайте мою благодарность всему составу вашего батальона.

Командующий уточнил нашу дальнейшую задачу и дал ряд указаний, касавшихся способа ведения боевых действий.

По приказу генерала армии К. А. Мерецкова 92-я стрелковая дивизия была включена в состав Южной оперативной группы войск, командующим которой был назначен генерал-лейтенант В. Ф. Яковлев. В эту группу входила также 4-я гвардейская дивизия, полк 292-й стрелковой дивизии и полк 60-й танковой дивизии.

Южная группа действовала на широком фронте. Укомплектованность частей была недостаточной. Только героизм воинов наших частей, их беззаветная отвага в бою, умелые действия большинства командиров позволяли выполнить поставленные перед ними боевые задачи.

На левом фланге Южной оперативной группы 4-й армии, на рубеже Крестцы - железнодорожный мост, действовал наш 203-й стрелковый полк. Под Петровским прочно держал оборону наш разведывательный батальон. Южнее Ситомли медленно продвигался вперед 22-й стрелковый полк. 317-й стрелковый полк, выбив во второй половине ноября противника из ряда населенных пунктов, подошел к Верхнему Заозерью.

Это селение было превращено гитлеровцами в сильный узел сопротивления. Подвалы высоких сельских домов использовались как укрытия для огневых средств. Подходы к селу прикрывались перекрестным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем.

Две попытки 317-го полка овладеть Верхним Заозерьем ни к чему не привели. Был предпринят обходный маневр, но тоже без успеха. В одной из атак на Заозерье участвовал и был ранен комиссар дивизии И. И. Гарус, которого затем эвакуировали в медсанбат. В дивизию он не вернулся. После выписки из госпиталя Гарус был назначен начальником политотдела 2-й ударной армии и погиб при выходе из окружения.

Противник, оборонявший Заозерье, в начале декабря был разгромлен. Этому помогли гвардейские минометы дивизиона Шутова. Ошеломленные гитлеровцы не выдержали дружной атаки батальонов 317-го полка, бросились к Ситомле, где попали под огонь частей 4-й гвардейской стрелковой дивизии...

Первоисточник: Сборник "Тихвин, год 1941", Стр. 210 - воспоминания генерал-майора К. Е. Карцева, занимавшего во время боев под Тихвином осенью и зимой 1941 года должность начальника штаба 92-й стрелковой дивизии.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!