60 танковая дивизия Красной Армии

Командир - генерал-майор танковых войск Алексей Федорович Попов.

Заместитель по политической части - полковой комиссар Алексей Михайлович Гаврилов (6.03.41-21.01.42).

 

Состав:

  • 120 танковый полк - в/ч 8443, Командир - ?
  • 121 танковый полк - в/ч 8445, Командир - ?
  • 60 мотострелковый полк - в/ч 8433, Командир - ?
  • 60 гаубичный артиллерийский полк - в/ч 8447, Командир - майор Владимир Васильевич Благушин
  • 60 отдельная рота управления
  • 60 разведывательный батальон
  • 60 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион - в/ч 8424
  • 60 автотранспортный батальон - в/ч 6071
  • 60 ремонтно-восстановительная рота - в/ч 6069
  • 257 полевая почтовая станция
  • 150 полевая касса Госбанка

Наличие бронетанковой техники на 1 ноября 1941 г.:

  • БТ-7: 13
  • Т-26: 139
  • ХТ: 25
  • Т-37: 2
  • Всего: 179
  • БА: 31

В июле - августе 1941 г. после расформирования 30-го мехкорпуса 60-я танковая дивизия прошла переформирование по сокращенным штатам № 010/44-010/52, 04/117, 04/16 (в танковой дивизии июля 1941 г. должно было быть 215 танков).

Высвободившийся личный состав и техника переформировываемой 60-й танковой дивизии была обращена на укомплектование вновь созданной Амурской танковой дивизии.

12 октября 1941 60-я танковая дивизия получила приказ об отправке соединения в действующую армию. Погрузка в эшелоны назначалась на 14 октября 1941, при темпе отправления 12 эшелонов в сутки. Станцией назначения была Москва. В пути следования, эшелоны с дивизией были перенацелены на северо-запад, в состав 4-й отдельной армии.

60-я танковая дивизия прибыла на ст. Тихвин 29 октября 1941 года, что свидетельствует об очень высоком темпе железнодорожных перевозок для того времени. В процессе выгрузки часть подразделений дивизии попала под авиационную бомбардировку. Поэтому сразу после выгрузки соединение направили в лес юго-западнее Тихвина (район Мелегежской Горки).

В соответствии с приказом Ставки о восстановлении фронта по линии реки Волхов и ликвидации прорвавшегося противника командующий 4-й армией 29 октября 1941 решил создать на своем левом фланге ударную группу в составе 191, 44, 92 сд, 4 гв.сд, 27 кд и 60-й танковой дивизии. Группа должна была выйти на рубеж ст. Пчевжа, Будогощь, Зеленщина и в дальнейшем развивая удар овладеть переправами через Волхов у населенного пункта Грузино. В центр боевого порядка группы выделялась 4-я гвардейская стрелковая дивизия и 60-я танковая дивизия.

Роль 60-й танковой дивизии в боях на подступах к Тихвину и в разгроме противника на правобережье Волхова весьма искажена в советской историографии. Принято упоминать это соединение в связи с этими боями - мимоходом, с добавлением - 60-я тд "с незначительным количеством танков". Делалось это многими авторами для одной единственной причины - оправдать захват противником Тихвина слабостью советских войск, их малочисленностью. Между тем, это не соответствовало действительности.

Ставка ВГК направила под Тихвин достаточно мощные силы для предотвращения прорыва немцев к Свири и создания ими двойного кольца вокруг Ленинграда.

60-я танковая дивизия после выгрузки из железнодорожных эшелонов по списку на 1 ноября 1941 имела 6.044 человек личного состава и 179 танков (БТ-7 - 13 шт., Т-26 - 139 шт., ХТ - 25 шт., Т-37 - 2 шт.), 31 бронеавтомобиль. Кроме того, в состав 4-й отдельной армии прибыла 92-я стрелковая дивизия со штатными 50-м разведывательным и 388-м танковым батальонами, имевшими 78 танков (в том числе 15 Т-37) и 5 бронемашин. Это была большая жертва для резервов Ставки в период напряженных боев на ближайших подступах к Москве.

Намеченное командующим 4-й армией генерал-лейтенантом Яковлевым контрнаступление предусматривало переход в атаку ударной группы 3 ноября 1941. Ставка 2 ноября утвердила время начала наступления. Но штаб 4-й армии не смог оперативно подготовить взаимодействие и использование войск к этому сроку. Были неверно определены силы противника в сторону их количественного увеличения, в связи с чем командование не сумело правильно распределить силы армии.

Вместо массированного применения танкового соединения на главном направлении для развития успеха и быстрого выполнения задачи, генерал Яковлев передал в состав 191-й и 4-й гвардейской стрелковых дивизий по танковому батальону из состава 60-й танковой дивизии, оставив ее основные силы в районе Тихвина.

92-я дивизия со своими танками еще не успела сосредоточиться в своем районе. Таким образом, наступление армии началось одной пехотой при слабой артиллерийской поддержке. Несмотря на это, стрелковые дивизии добились заметного успеха. Как вспоминает командующий артиллерией 4-й армии полковник Дегтярев, советские войска были весьма близки к перелому ситуации в свою пользу, однако 60-я танковая дивизия продолжала стоять в бездействии.

Командующий 4-й армией решился на боевое использование своего танкового соединения только 4 ноября 1941, когда основные силы дивизии (120-й танковый, 60-й мотострелковый и 60-й гаубичный полки) выступили из района Мелегежской Горки походом в район Крестцы - Будогощь, в полосу действий 92-й стрелковой дивизии.

В соответствии с замыслом командующего 60-я дивизия должна была во взаимодействии с 92-й наступать в направлении Крестцы - Будогощь. Обеим дивизиям предстояло действовать в узком 6-8 километров дефиле между огромными болотами, что могло привести к большому скучиванию войск и, как следствие, весь район дефиле мог стать отличной мишенью для авиации противника, которая господствовала в воздухе.

Марш протяженностью около сотни километров проходил в исключительно сложных условиях. Единственная на этом направлении дорога оказалась забитой тылами и войсками, причем объездные пути как таковые отсутствовали - сразу за обочинами дороги начинались леса и болота, непроходимые для техники. Командованию армии приходилось вмешиваться в ускорение продвижения дивизии приказным порядком.

Например, в полосе 92-й стрелковой дивизии к утру 6 ноября 1941 единственная для соединения дорога Тальцы - Шарья - Красная Горка была очищена от различных машин и тылов для "беспрепятственного прохождения полков 60-й танковой дивизии". Однако никакими приказами невозможно было исправить качество совершенно разбитых дорог после прохождения по ним большого количества техники.

По этим причинам 60-я танковая дивизия смогла выйти головой колонны в район Колпино только 7 ноября. Даже 8 ноября 1941 когда 92-я стрелковая дивизия создала предпосылки для ввода в бой танков, генерал-майор Попов информировал командира 92-й полковника Ларичева, что танкисты не смогут сосредоточиться в Смолино 9 ноября как того требовала обстановка. Продвижение 60-й танковой было невозможно из-за застревания в грязи машин, а также отсутствия горючих и смазочных материалов.

В период с 1 по 9 ноября 1941 когда советское танковое соединение сначала бездействовало, а затем совершало длительный и как оказалось бесполезный марш на левый фланг 4-й армии, противник смог справиться с кризисом на тихвинском направлении, вызванный контрударом, подтянуть дополнительные танковые силы и овладеть Тихвином.

На дорогах от Верхнего Заозерья до Колпино растянулись без горючего основные силы 60-й танковой дивизии. Более 10 суток, в самое тяжелое для 4-й армии время, эти силы не принимали участия в боях. Исключение составляли 20 танков из 121-го танкового полка действовавшие на подступах к Тихвину в составе 44-й стрелковой дивизии.

9 ноября Ставка приказала повернуть главные силы 92-й стрелковой и 60-й танковой дивизий на тихвинское направление, оставив восточнее Будогощи заслон "достаточной силы". Атаки 92-й сд на Будогощь были прекращены, а подразделения 60-й тд на дороге повернуты на 180 градусов.

10 ноября 1941 в связи со сменой командования 4-й армии произошла реорганизация ее войск. Были образованы три оперативные группы, объединившие войска на разных операционных направлениях.

Обстановка к 10 ноября сложилась таким образом, что дорога на которой встали машины 60-й дивизии стала прифронтовой. Поэтому части 60-й танковой дивизии стали подчиняться тем частям и соединениям в полосе которых они оказались.

Примерно 20 танков 120-го танкового полка, а также 60-й мотострелковый полк стали действовать с 4-й гвардейской дивизией в районе Нижнего Заозерья. Некоторые подразделения танковой дивизии оказались в зоне действий остатков 27-й кавалерийской дивизии.

В дальнейшем, эти подразделения 60-й танковой дивизии дробились еще больше. Например, 19 ноября 1941 7 танков Т-26 из 120-го танкового полка были переданы в качестве средства непосредственной поддержки пехоты в 317-й стрелковый полк 92-й стрелковой дивизии. Непосредственно под руководством штаба соединения к 20 ноября остались в строю 38 танков (БТ - 9, Т-26 - 12, ХТ - 16, Т-37 - 1 шт.). С этими силами дивизия в тот день перешла в наступление из района Городище на Тихвин.

Несмотря на тяжелые бои по преодолению сопротивления противника части дивизии смогли выйти на тылы немецкой тихвинской группировки. Последний бой 60-я танковая дивизия провела 21 декабря 1941, когда ее танки с посаженной в качестве десанта пехотой 542-го полка 4-й гвардейской дивизии приняли участие в освобождении железнодорожного узла Будогощь. После этого оба эти соединения были выведены в резерв 4-й армии для отдыха и укомплектования.

120-й и 121-й танковые полки снова оказались под единым командованием штаба 60-й танковой дивизии. Поэтому, несмотря на потери, состав дивизии не уменьшился. Напротив, благодаря постоянному ремонту подбитой материальной части количество танков в соединении несколько повысилось. К 31 декабря 1941 дивизия все еще имела 57 танков (БТ-7 - 9, Т-26 - 39, ХТ - 9), кроме того 37 танков требовали среднего ремонта.

В конце 1941 года еще имелись планы развития наступления Волховского фронта и в том числе 4-й армии на Красногвардейск, Ропшу, где 60-я танковая дивизия должна была сыграть не последнюю роль. Однако продвижение советских войск застопорилось на линии реки Волхов.

В январе 1942 дивизия была выведена из состава действующей армии и передислоцирована в Подмосковье - Кузьминки, где 15 февраля 1942 переформирована в 60-ю танковую бригаду. Вероятнее всего, оставшаяся от дивизии техника была передана на доукомплектование отдельных танковых батальонов непосредственной поддержки пехоты Волховского фронта.

В целом боевое использование 60-й танковой дивизии на тихвинском направлении характеризовалось обычными для командования Красной армии того периода методами дробления танковых соединений на мелкие подразделения танков поддержки пехоты в бою, отказ от массированного применения танков для решения широких наступательных задач.

Выбор места и времени использования подобных соединений оставался, как правило, неудачным, а вопросы, связанные с обеспечением войск всем необходимым для боя - не решенными.

Первоисточник: сайт "Механизированные корпуса РККА", статья "60 танковая дивизия"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (7 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!