Не только работа...

Пока система "ЕССКС" пробивала себе дорогу сквозь непроходимый бюрократический лес, наша жизнь шла своим чередом.

... Франко умер в ноябре 1975 года, но разрешение на въезд в Испанию мы получили от новых властей лишь в середине 1977. За эти полтора года произошли три счастливых события:

1976 год. 18 октября родилась наша первая внучка Ксения;

Inna, Ksenia y el autor

Инна, Ксения и автор книги

1977 год. За участие в строительстве сейсмостойких жилых зданий в г. Орджоникидзе, столице Северной Осетии, я был награжден премией Совета Министров СССР.

1978 год. Первый постфранкистский посол Испании в СССР, господин Хуан Антонио Самаранч вручил Инне, Андрею и мне въездные визы. Наконец, через сорок лет разлуки, я могу ступить на родную землю!

На поезде выезжаем в Париж, чтобы затем на экспрессе "Тальго" отправиться в Барселону. (В первой главе книги описано это путешествие). В Испании мы проводим волшебные дни в кругу родственников. Они "передают" нас друг другу, соревнуясь в радушии и стараясь показать нам больше местных красот.

La simpática familia valenciana de los Tronchoni-Llanos, 1978

1978 год, первый визит в Испанию спустя 40 лет. Симпатичная валенсийская семья Трончони-Льянос, в которой мы живем

Мы с Инной улучаем момент между семейными застольями и осмотром достопримечательностей, чтобы навестить несколько испанских фирм. Стало ясно: в наши годы крайне сложно найти работу в Испании. Так что мой возврат на Родину возможен только после выхода на пенсию.

1979 год. 5 января родилась наша вторая внучка Анастасия.

El autor con sus nietas el 1º de mayo de 1983 en la Plaza Roja de Moscú

С 5-го января 1979 года у нас уже две внучки. Автор с Ксюшей и Настей на Красной площади 1-го мая 1983 года

1980 год. В экспедиции на Север мой сын Андрей, инженер-географ и выпускник МГУ, знакомится с чудной русской девушкой по имени Валерия. Вскоре они женятся.

1981 год. У Андрея и Леры рождается сын - наш внук Алексей.

1983 год. 1 сентября наша старшая внучка Ксюша идет в первый класс.

Ksenia comienza sus estudios. La acompañan, de izquierda a derecha, María, Inna, el autor, Klavdia y Nástenka, 1983

1983 год, Ксения поступает в первый класс начальной школы. Ее сопровождают, слева направо, Мария, Инна, автор, Клавдия Кузьмовна и Настя

1984 год. Андрея назначают начальником Гидрометеорологического бюро Саяно-Шушенской ГЭС на Енисее в Восточной Сибири. У Андрея и Леры рождается дочка Машенька.

1988 год. 1 сентября наш внук Алеша идет в первый класс.

A Alexei le acompañan sus cuatro abuelos. De izquierda a derecha: Nikolai, Elizaveta (abrazada a su nieto), el autor e Inna, 1988

1988 год. Алексей идет в первый класс. Его сопровождают бабушки Елизавета и Инна и дедушки Николай и автор

Хуже некуда

В то время как народное хозяйство разваливалось у всех на глазах, руководящая сила страны на съездах трубила на весь мир об изобретении "очередного велосипеда".

Такими были, например, афоризмы больного и почти парализованного Брежнева о том, что "экономика должна быть экономной".

Руководители всех уровней закрывали глаза на обращения и критику граждан и пытались как можно скорее "закрыть" эти дела.

За 14 лет моей работы в Госснабе сменились три Председателя, занимавших одновременно и пост заместителя Председателя Совмина СССР. Каждому из трех я написал множество докладов с просьбой поддержать внедрение "ЕССКС".

Я считал себя обязанным информировать их о существующей ситуации, хотя и знал, что ни один из них не любит выслушивать правду.

Никто не реагировал на мои обращения. И дело было не в том, что руководство не понимало, о чем шла речь. Наоборот, оно-то как раз все прекрасно понимало...

Мое последнее письмо в ЦК КПСС

Я устал от этой "игры в прятки". Как рядовой коммунист, написал письмо Михаилу Соломенцеву, Председателю Контрольного Комитета КПСС. Согласно Уставу, это была последняя инстанция, и - следовательно, - моя последняя надежда быть выслушанным.

В письме объяснял, что

... объекты, сооружаемые предприятиями за счет собственных средств и кредитов банков, обеспечиваются материально-техническими ресурсами терорганами Госснаба СССР по заказам этих предприятий в соответствии с проектной документацией. На план 1988 года терорганами приняты заказы от более 4.000 предприятий с общим объемом строительно-монтажных работ 3,5 млрд. рублей.

В нарушение Закона СССР о государственном предприятии, вступающим в силу с 1 января 1988 года, отдельные члены ЦК КПСС - министры СССР, кандидат в члены Политбюро и даже один член Политбюро - самовольно, без согласия предприятий, в массовом порядке корректируют проекты планов капитального строительства...

Полагая, что соблюдение Закона об основном звене экономики - предприятии, является священным делом каждого коммуниста в сложный период перестройки, убедительно прошу Вас поручить аппарату Комитета, срочно рассмотреть поставленный мной вопрос. Это исключит возможность совершения - при утверждении плана экономического и социального развития СССР на 1988 год - грубейших политических ошибок.

Материалы, подтверждающие мою тревогу, будут представлены по первому требованию Комитета Партийного контроля при ЦК КПСС...

Жарким летним днем 1987 года меня пригласил к себе начальник соответствующего отдела Контрольного Комитета КПСС. Он внимательно выслушал меня, задал несколько вопросов по существу письма, остался доволен моими ответами и сказал, что на днях пригласит меня снова. Приглашение так и не пришло.

Спустя несколько лет, Николай Тимофеевич Архипец, бывший зампред Госснаба СССР, отвечавший за снабжение капитального строительства в стране, переслал мне в Испанию экземпляр своей книги воспоминаний "Время надежд и огорчений". Вот что он, в частности, пишет:

... Мы поставили вопрос так: коль скоро идея снабжения по проектам и сметам одобрена директивными органами, просим никаких дополнительных заявок не выставлять, не писать писем, не присылать телеграмм, а выставлять счета по проектам и сметам, и только по ним будут решаться вопросы обеспечения.

Строителям была непривычна такая постановка, но мы настойчиво проводили ее в жизнь. Это было зарождением автоматизированной системы снабжения строителей страны.

Инициатором и идеологом ее создания был начальник отдела в управлении снабжения строительства Госснаба В. В. Льянос, испанец по национальности, член компартии Испании и КПСС, честный, смелый человек, еще до начала перестройки открыто критиковавший недостатки нашей системы. На замечания, что такая критика может дорого стоить, Льянос отвечал: "Мне не страшно: исключат из КПСС - останусь коммунистом испанским".

Начальник управления снабжения строительства Э. И. Оржеховский, опытный строитель, до этого работавший министром строительства Казахстана, понимал необходимость создания такой системы и активно участвовал в ее разработке и освоении. Руководство же Госснаба, его центральный аппарат относился к ее созданию отрицательно.

На пенсию?

Однажды, когда я вернулся с работы, как всегда, поздно, но вымотанный больше обычного, Инна посоветовала мне уйти на пенсию.

Она сказала, что жизнь наша не вечна, а здоровье оставляет желать лучшего. Страна находится в стадии перехода в неизвестное, и в ситуации политического, экономического и морального развала мои попытки улучшения системы снабжения капитального строительства, бессмысленны.

Слова жены причинили боль, но открыли глаза на многие реалии.

Инна была права. Пришло время признать, что создание любой системы контроля над снабжением в СССР было невозможно, так как шло вразрез с интересами новой мафии: она развивалась бешеными темпами и хозяйничала на единственном реальном рынке страны - черном.

... Через несколько лет основные богатства страны, природные и созданные за годы Советской власти, окажутся в руках ловкачей, близких, в большинстве, к партийным и хозяйственным структурам. Тогда бывший черный рынок экономисты-перестройщики объявят свободным, или просто - рынком...

Хотя новый Председатель Госснаба и "пытался удержать" меня на работе, в июне 1988 года я все же ушел на пенсию.

Нам с Инной казалось: наконец-то пришло время совместного досуга!

Но мы ошибались.

30 июня - мой последний рабочий день.

Уже в качестве пенсионера прощаюсь с коллегами и друзьями. Схема знакомая. Усевшись в кресло и попивая чай или что-нибудь более крепкое, новичок-пенсионер рассуждает о смысле выхода на пенсию.

Мне уже довелось провожать коллег на заслуженный отдых, и я знал, что это грустный момент. На Западе выход на пенсию означает, в основном, начало лучшего периода жизни. (В Испании пенсионеров называют людьми "третьего возраста"). В Советском Союзе не было, и нет этого самого "третьего возраста". Переход от активной к пенсионной жизни был всегда шагом резким и довольно жестоким.

Размеры советских пенсий никогда не обеспечивали минимально приличный уровень жизни. К тому же, подавляющее большинство людей приходило к пенсии без каких-либо сбережений.

Для меня пенсия означала, кроме того, необходимость в самом расцвете творческих сил окончательно распроститься с надеждой внедрения систем "ЕССКС" и "Дома Новосела".

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!