"О друзья! Нам случалось с бедой и раньше встречаться!

Самое тяжкое все позади: и нашим мученьям

Бог положит предел; вы узнали Сциллы свирепость,

Между грохочущих скал проплыв; утесы циклопов

Ведомы вам; так отбросьте же страх и духом воспряньте!

Может быть, будет нам впредь об этом сладостно вспомнить."

(Вергилий, "Энеида", Книга первая)

Грустное

Два с половиной последних года жизни моя мама Пакита радовалась, наблюдая вблизи жизнь своего старшего сына и его русского семейства. Мы привозили ее к себе в Альфафар или приезжали навестить ее дома у сестры Кармен.

Маме нравилось, когда перед сном я садился рядом в кресло и рассказывал о книге, которую тогда еще только начал писать. Она особенно любила эпизоды моего знакомства с Инной и разговор о поэте Вергилии посреди картофельного поля. Я рассказал маме "детективную" историю наших с Карлосом поисков - в книжных магазинах и у библиофилов - эпоса "Энеиды": я жаждал прочесть знаменитого римского тезку после приезда с картошки! И ведь нашли!

Я говорил маме:

Представь себе - лежит раскрытая "Энеида" на столе в куче чертежей и расчетов. А я - вместо того, чтобы работать над дипломным проектом Флеровской ГЭС на реке Рось, пытаюсь расшифровать стихи поэта, жившего две тысячи лет до нашей эры. Мне кажется, странствия Энея и его соратников - защитников несчастной Трои напоминают "приключения" испанцев в России.

Наши с мамой ночные беседы завершались ее вопросом:

Нет ничего нового из России?

Получив отрицательный ответ, она грустно замолкала. Однажды мама даже спросила:

Неужели они могли забыть всех вас...?

Мама знала, что Государственный Пенсионный фонд РФ "забыл" про нас; честным трудом заработанные пенсии нам очень долго не выплачивались. Куда и кому они шли? Неизвестно. На наши многочисленные заявления никто не обращал внимания.

Франциска Мас Рольдан умерла 25 апреля 1994 года.

Мама Инны, Клавдия Кузьмовна, в окружении дочки, зятя, внуков и правнуков, в ясном уме и полной памяти, прожила почти 102 года. Она умерла 19 марта 1997 года. Обе мои мамы, испанская и русская, похоронены рядом под голубым валенсийским небом в "Парке успокоения".

В 1998 году во Франции скончался брат Карлос. Он похоронен на кладбище в Орвале, рядом с могилой родителей его жены - француженки Матэ.

Тетя Исабель - сестра моей матери, у которой мы трое жили в Валенсии во время гражданской войны, похоронена в городе Теруэле.

Ушли из жизни еще двое из нашей славной "семерки" - любимые товарищи Луис Иглесиас Рубиера и Анхель Алонсо Гаритагойтия, "Сани", - баскский паренек, мастерски управлявший быками в степном Куккусе. Он жил в Санкт Петербурге и собирался вернуться в Испанию с женой Надей. Их сын Еухенио живет и работает в Мадриде...

Редеют наши ряды.

Радостное

В апреле 1995 года я получил письмо от господина Владимира Тчкивадзе, тогда Генерального консула Российской Федерации в Барселоне:

Уважаемый сеньор Вирхилио де лос Льянос Мас.

Имею честь пригласить Вас и Вашу супругу на торжественное вручение юбилейной медали "50 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, присужденной Вам в соответствии с указом Президента Российской Федерации номер 296 от 22 марта 1995 года.

Справа налево, Инна и Вирхилио с товарищами

1995 год, на приеме после вручения юбилейных медалей в Генеральном Консульстве России в Барселоне. Справа налево, Инна и Вирхилио с товарищами

В этот день исполнялась первая годовщина смерти Пакиты. Стоя над ее могилой, я сказал:

Мама, русские нас не забыли.

Двенадцать лет тому назад - 3-го ноября 1995 года - вся семья отмечала мое 70-летие в ресторане "Каньямель" на живописном берегу озера Альбуфера. Хозяин ресторана - симпатичный и любезный сеньор Хуан - угостил нас вкуснейшей паэльей. Мы сидели в тени невысоких сосен, с моря дул свежий ветер.

Celebración familiar en el Canyamel

В ресторане "Каньямель" на берегу озера Альбуфера. Вся семья отмечает 70-летие автора

Дочь подарила мне стихотворение.

Отцу в день рождения

"Navigare necesse est" (Плавать по морю необходимо, лат.)

В тринадцать лет он плыл на корабле,

И - кстати - дело было в ноябре.

Туман в порту и дым из труб, мороз,

Другие лица, и язык. Игра всерьез.

Внушали: есть два цвета, чет - нечет.

А вышло: нате вам! Рулетка врет.

И мир двуцветный - сказка, миф, обман.

А умным людям в помощь сердце - компас дан.

- Корабль речной? Морской? Какой?

- Любой. Ты сам - и лоцман, и матрос, и рулевой.

... И вот однажды возвратился он домой,

Чуть старше, чем в тринадцать лет. Седой.

Но нет в морях границ и рубежей;

Храним их только в памяти своей.

Когда зажжет маяк старик Ноябрь -

Уходит в море памяти корабль.

Дома читали поздравления и рассматривали подарки друзей из России. Один из них прислал пластинку с песней "Журавли" - чудесная музыка Френкеля, потрясающие слова Гамзатова! Стали вспоминать друзей и товарищей. Тех, кого ранняя смерть настигла на полях Великой Отечественной: юных парнишек из Астурии, страны Басков, Каталонии. Вспомнили Федю Кощеева, сгоревшего в подбитом танке.

В страшный час они заслонили нас, как щитом. Защитили стольких людей в стольких странах на столько поколений вперед!

В тишине валенсийской квартиры звучал родной голос Марка Бернеса:

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса,

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?

Все сидели за столом и молчали. Мой шестилетний внук Вирхилин вдруг заерзал на стуле и сказал:

Когда мы сегодня обедали у озера, я подошел к берегу, там плавали большие белые птицы. Они меня увидели, что-то сказали и улетели.

Они говорили по-русски!

Внук Вирхилин рассказывает дедушке о белых птицах, говорящих по-русски

1995 год. Вирхилин рассказывает дедушке о белых птицах, говорящих по-русски

27 декабря 1998 года Инна и я отмечали золотую свадьбу.

Celebramos las bodas de oro. Nuestros hijos María, Valeria y Andrés nos custodian

Мы справляем Золотую свадьбу. Наши дети Мария, Валерия и Андрей, как всегда, с нами

Как всегда в праздники, все собираются у нас. Инна готовит паэлью, фабаду, косидо или, по настроению и времени года, борщи, пироги и пельмени. Много радости приносят выросшие внуки. Четверо закончили университеты, одновременно работая, младший Вирхилин поступил на механико-инженерный факультет. Все пятеро владеют русским, испанским и каталонским, а старшие еще и английским и немецким.

В Альфафаре, на валенсийской земле, цветут апельсиновые деревья, а ласковое море лечит старческие болячки. Наша жизнь течет в других берегах, но всегдашний оптимизм помогает преодолевать трудности. Как всегда, мы с Инной много работаем.

Написали и в 2002 году опубликовали - в "Institució Alfons el Magnanim Diputació de València" - книгу "Ты помнишь, tovarisch...?" на испанском языке.

Книга первой была представлена на 33 Книжной ярмарке в Валенсии. И имела большой успех!

Члены семьи после представления книги автора на испанском языке

2002 год, Валенсия. Члены семьи после представления книги автора на испанском языке

Мы очень хотели познакомить с ней российских читателей, поэтому над переводом, несмотря на большую занятость, работали Мария и Андрей.

Сейчас выполняем наказ моего отца Вирхилио: пишем сагу о его предках из рода де лос Льянос. Работаем над материалами государственных, частных и церковных архивов. Отец утверждал, что его предки на протяжении веков боролись против абсолютизма, вынуждены были часто и надолго эмигрировать в соседнюю Францию.

Будущая книга под условным названием "Северные души", расскажет об удивительных судьбах моего прапрадеда Мартина де лос Льянос Фернандес, прадеда Лауреано де лос Льянос и Перес, деда Вирхилио де лос Льянос и Кальдерон де ла Барка, а также его брата Мартина.

У будущей книги (саги) уже есть эпиграф - стихи внучки Ксении "Петру Чаадаеву":

Порвалась связь времен - как одиноко

Без предков, без наследства, без могил

Сияем мы - космическое око

Из рода вымирающих светил.

И на земле, зарей опламененной,

Помянутся небесные глаза,

Когда под вечер светлый к ночи темной

Прольется наша вещая слеза.

Лондон, 19 июля 2002 года

В июле 2002 года Ксения защитила дипломную работу на соискание степени магистра Вестминстерского университета "Россия: Запад-Восток". Она посвятила рукопись Петру Яковлевичу Чаадаеву, другу Пушкина, философу.

В мае 2005 года Генеральный консул Российской Федерации в Барселоне, господин Дмитрий Казимиров обрадовал семью де лос Льянос. В личных письмах Инне, сестре Кармен и мне он сообщил, что мы - среди большой группы русских испанцев - награждены медалями "60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945".

Прием и вручение наград состоялись в Валенсии, в ассоциации "Волга". Это был незабываемый праздник: детский хор исполнил отрывки из русских опер и песни разных стран мира.

Каждый Новый Год мы празднуем два раза. С боем курантов на Спасской башне Кремля вспоминаем родственников и русских друзей. Они звонят из России, пишут письма, а некоторые навещают иногда нас в Валенсии.

Это племянники Инны Владимир и Ада Григорьевы; Елена и Валентин Ивановы; наш старый верный друг кинодраматург Борис Добродеев - создатель прекрасных фильмов, в том числе, о судьбах испанских детей; заслуженный строитель Гурам Вачнадзе, его жена Валентина и сын Георгий; наши друзья гидростроевцы Герман и Жанна Подейко, Олег и Надежда Крат, их дочка Оля и внук Степа; известные конструкторы Уралмашзавода, школьный друг Инны Борис Сомов и Виталий Нисковских; москвичи Алексей Михайлов, Светлана Бобровникова и их сын Антон; Юрий Траубе и Екатерина Медведева; украинские кинематографисты Валерий Заец и Ирина Романовская...

Когда бьют полночь часы на мадридской площади Пуэрта дель Соль, мы задумываем желания и глотаем, по традиции, 12 виноградин. Нам хорошо среди испанцев.

Это соседи по дому, "советские испанцы" Мария Лус Эрмосилья, Светлана - вдова Казимиро Балагеро, Мерседес Эрнандес и ее семья, Лус Санчес и ее муж Валерий Уваров, Елена Кобо и ее дочь Анастасия...

Почтальон Хосе Алькасер приносит нам письма "оттуда" и, зная, как мы их ждем, оповещает об этом по домофону или приносит прямо домой. Владельцы писчебумажного магазинчика Хосе Кристофоль и Мария Долорес Майор помогли с фотокопиями оригинала этой книги на испанском языке; хозяйка крошечного кафе Ампаро холодными зимними вечерами угощает крепким чаем; Хуан Антонио Феррер, талантливый молодой человек, приглашает на свои выставки живописи и уникальных рождественских скульптур в церкви Альфафара; дивные букеты цветочницы Марии Долорес Фусет украшают наши праздники...

Вокруг много простых и добрых людей.

Всегда готовы оказать помощь бывший мэр Альфафара профессор Хуан Хосе Байшаули, комиссар Висенте Бланкер, кинематографист-реставратор наших кубинских видеофильмов Исабель Боск, семейный врач Мануэль Хареньо, симпатичный медбрат Хосе Висенте Гаско Руис и ответственные за социальную помощь Федерико Илионард, Себастьян Кольядо и Мариам Перес, Рамон Вега Санчес, Долорес Кабра...

С испано-советскими друзьями - "детьми войны" и их близкими, живущими в других городах и провинциях Испании, мы регулярно перезваниваемся и общаемся "виртуально": спасибо Интернету.

Это Элиас Арсега и его жена Хесуса Фернандес, Алла Рохленко, Франциско Наварро, Конча Харабо, Хосе Катала, Бибиана Эрреро, их дочь Виктория и ее муж Тони, Лоурдес и Айда Гарсия, Чело и Алеша, Пилар Пальярес, Роза Ортис и ее дети Елена и Сантьяго, Бланка и Пачо Пеньяфиель, Педро Аркас и Мерче, Рамон Морейра и Элоиса, Висенте Морейра, Хорхе и Росина Прадос, Виситасион Уркихо, Фернандо Руэда и Эстер, Серхио Салуэнья, Хосе Антонио Сельян, Роберто Маркано, Мария Путч и Мануэль Арсе, Эрмелина Льяна, Элоина Рапп, Аурина и Луиса Альен, Фермина дель Валье, Арасели и Кончита Руис, Марготина Мелеро, Бернардо дель Рио, Хуанито и Рамон Гомес, а также его дочь Маргарита, Мануэль Небреда, Исабель Морено и их дочь Мерче, Хесус Пекеньо, Альваро Обрегон и Аурора Марти, Эрнесто Вега де ла Иглесиа, Энрике Бернальдо де Кирос, Адольфо Гонсалес "Фито", Хулиа Альварес Фонтан, Аурора Альварес (сестра Антонио Альвареса), Мигель Урибес и его жена Люба, Луис Лопес Наварро и его жена Кармела, Мария Анхелес де ла Роса и Артуро Бруно, Маргарита Руано, Хуанита Прието, Клара Мартинес, Альберто Касаль и Пилар Васкес, Тереза Алонсо, Хуан Родригес Алиа, профессор Карлос Вега, Леопольдо Бруно, Пилар Уррако, Лина и Агустин Гомес...

И наши галисийские верные друзья, большая семья Мигеля Отеро и Исабель Романи. Хотим также, чтобы живущая в Москве Мария Мансилья знала, что мы всегда помним их дружную семью и ее мужа, преждевременно ушедшего от нас Анастасио Мансилья - крупного ученого-экономиста. В 1962 году в Гаване он вел политико-экономический семинар для кубинских руководителей, который посещал Эрнесто Че Гевара.

У меня, как и в России, "Дон Кихот" всегда лежит на тумбочке рядом с кроватью. На рассвете, когда не спится, я открываю наугад великую книгу. Из темноты проступают лица дорогих товарищей из "старшей семерки".

Незабываема юность в немецкой деревне среди русских степей. Из семерых нас осталось двое. До рассвета длится "коллективное" чтение о подвигах идальго из Ла Манчи. Утихает ностальгия о временах, когда все у нас было общим, и мы не знали слов "твое" и "мое".

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 оценка)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!