Глава 6. Александр и Клавдия. Часть 3

Любовь по почте

... Период работы в "Сельэлектро" Свердловской области стал одним из самых трудных в моей жизни. Бытовые условия в нескончаемых командировках были тяжелыми.

Инна ждала первого ребенка, чье появление на свет ожидалось в декабре 1949 года. Она работала в своей лаборатории, и мы почти не виделись. Оба тосковали друг без друга.

 

Я часто писал жене о моей скитальческой жизни, но она не могла отвечать на письма: следующий пункт моего пребывания был всегда неизвестен.

Вот отрывки из тех писем.

26 июля 1949 года, электростанция в Баженово.

... Весь день идет дождь, но работы не прекращаются. В пять вечера я разрешил рабочим прерваться, все мы промокли до нитки. Думаю, завтра закончим перемычку. Как хорошо она держит воду! Я доволен.

29 августа 1949 года, Знаменка.

... Приказываю инженеру "почтового ящика Nº 629" Инне Александровне Льянос Мас немедленно посетить доктора для определения состояния здоровья себя самой и нашего будущего ребенка.

Подпись: старший инженер "Свердловсксельэлектро", Вирхилио.

29 августа 1949 года, Ирбит.

... Жди писем из 67 колхозов и двух машинно-тракторных станций! Погода у нас без изменений - тучи и дождь, уже холодно...

4 сентября 1949 года, Елань.

... Работа адская. Уже в первых колхозах стало ясно, что меня ожидает. То нет председателя, то отсутствует электрик, и самому приходится карабкаться на столбы. Потом надо еще начертить реальный план с электросхемами, подписать его у председателя колхоза и поставить печать. Поэтому не получается проверять в день более двух колхозов.

Сегодня год с нашей первой встречи. Надеюсь, ты ходишь в крепкой обуви?

12 сентября 1949 года, колхоз "Хлебороб" Баженовского сельсовета.

... Утром побрился. Такой бороды у меня ты еще никогда не видела.

Уже пять дней, как не ел ничего горячего. Как я считаю дни до возвращения! Чего только не придумал для их подсчета! Нарисовал в записной книжке прямоугольник из 67 квадратиков. Заканчиваю проверку колхоза - тут же ставлю крестик в квадратике. Начал отмечать по горизонтали, но показалось очень медленно. Потом стал отмечать по диагонали, но тоже не заметил ускорения. Что бы еще придумать?

19 сентября 1949 года. Колхоз "Трудовик" Краснополянского сельсовета.

... Осталось 35 колхозов. Похоже, эти командировки не закончатся никогда. Вчера весь день очень болел желудок. Работаю приблизительно с пяти утра до 9-10 вечера, сильно устаю, но таким образом приближаю нашу встречу. Сплю, где попало и в отвратительных условиях, но, если задумаешься, что тут все так живут - станет еще хуже. Поэтому я просто прихожу в избу ночевать и валюсь спать...

... Продолжаю письмо в колхозе "Красная Поляна", 34-м по счету. Сегодня ночью спал хорошо и, впервые за все время, видел приятный сон. Мы с товарищами были в Испании, я им показывал дом, где родился, а они накрывали на стол и смеялись. Так же, как на нашей свадьбе. Ты помнишь? Я был так счастлив во сне!

Вдруг будят - просил к пяти утра приготовить повозку. До сих пор нахожусь под впечатлением сна, и мне очень хорошо.

24 сентября 1949 года. Колхоз "Искра" Черновского сельсовета.

Теперь у меня есть важная и приятная забота. Я купил одеяло для будущего ребенка и, так как все время идут дожди, вещи в рюкзаке отсыревают; каждый вечер вытаскиваю одеяльце и сушу его в очередной избе, где ночую. Эта "операция" служит предлогом для разговоров о семье и, главное, о тебе.

... Вчера спал замечательно - скамья, которую мне выделили, была вдвое шире обычных скамеек. Похоже, что и сегодня спать смогу по-божески - вроде, в этом селе у всех широкие скамьи...

2 октября 1949 года. Колхоз "Красные Орлы" Черновского сельсовета.

... Сижу в правлении в ожидании повозки в деревню Чубарово. Командировка подходит к концу, остается всего 4 колхоза! Я немного похудел и бороду отрастил страшную. На стене висит зеркало, не узнаю себя...

У меня 10 рублей на оставшиеся три дня. Если в Ирбите получу зарплату, куплю два кило муки, чтобы мама смогла к воскресенью приготовить пельмени. Как мне хочется домашних пельменей!

Я уже называл родителей жены мамой и папой.

В начале октября 1949 года вернулся домой.

Семья Кащеевых собрала на загородном участке урожай картошки - 10 мешков! - и засолила три бочонка огурцов, капусты и грибов. У каждой семьи "Дома-пилы" имелась в подвале собственная кладовая.

В те годы картошка, чуть приправленная маслом либо просто с соленьями, была самым популярным в народе блюдом.

Инна, хотя и в декретном отпуске, тоже участвовала в сборе урожая. Ей семейный участок на коллективном поле напоминал нашу счастливую встречу "на картошке".

В Свердловске я стал готовить отчет о результатах проверки.

Безрадостная картина!

Жители 54-х из 67-ми колхозов Еланского района никогда не видели зажженной лампочки! При этом на многих улицах и в избах давно имелась электропроводка, а в отдельные колхозы даже завезли генераторы. Но дорогие машины не были установлены.

... Я испытывал большое уважение к колхозникам, с которыми прожил рядом несколько месяцев. Без их усилий - в большинстве это были старики, женщины и дети, - электрификация сельской глубинки стала бы невозможной. Требовалось включить в отчет раздел о причинах плачевной ситуации. Но кто в стране о них не знал!

После войны все основные ресурсы по пятилетнему плану 1946-50 гг. пошли на восстановление разрушенных районов.

На оккупированных врагом территориях, за тысячи километров от Свердловска, лежали в руинах 1.710 городов, поселков, 70.000 деревень и сел, остались без крова более 25 миллионов жителей. Были полностью разрушены 31.850 промышленных предприятий, 40.000 больниц, 84.000 школ и училищ, 65.000 километров путей и 4.100 железнодорожных станций, шахт и металлургических заводов, - до войны здесь добывалось 60% советского угля и производилось 60% стали.

Фашисты разграбили десятки тысяч колхозов и совхозов, забили или угнали в Германию 17 миллионов голов крупного рогатого скота, 20 миллионов свиней и 27 миллионов овец.

После войны положение с электрификацией в 235 тысячах колхозов страны было едва ли лучше ситуации в Еланском районе.

Маша с "Уралмаша"

Вечером 1 декабря 1949 года у Инны начались роды. Над Свердловском бушевала пурга. Температура достигала минус 25º, пустоши между Уралмашем и центром стали непреодолимыми. Единственным спасением для местных жителей был безотказный трамвай Nº 5 - его пути постоянно расчищали снегоуборочные машины.

Инну одели в пальто Александра Матвеевича, доходившее ей до пят. Водитель трамвая сразу все поняла и пригласила жену в свою кабину с электропечкой. Так мы добрались до Института защиты материнства и младенчества, где доктором работала Рита Ваганова, подруга Инны.

2 декабря 1949 года родилась наша дочь. В ее свидетельстве о рождении записали: Мария Вирхильевна Льянос Мас. Имя матери Христа любимо в католической Испании и в православной России. Несмотря на все усилия, мне не удалось увидеть Машу через замерзшие двойные окна. Несколько дней спустя мама с дочкой приехали домой. Машенька была похожа на нас обоих. Мы только просили силы небесные, чтобы меня подольше не посылали в командировку.

La joven familia hispano-soviética. Inna, Máshenka y Virgilio. Sverdlovsk, 1950

Молодая испано-советская семья: Инна, Машенька и Вирхилио, 1950 год

Тем не менее, через три месяца пришлось снова ехать в Еланский район. Письма оттуда адресовались уже обеим - жене и дочери.

Сколько задолжал Маршал?

В Знаменке я стал свидетелем спектакля, достойного описания.

На 12 марта 1950 года были назначены выборы в Верховный Совет. Одним из кандидатов в депутаты от Свердловской области стал маршал Георгий Жуков. Как известно, от имени Верховного главнокомандования СССР он подписал Акт о капитуляции нацистской Германии. Сталин всегда относился к Жукову с подозрением и, по окончании войны, держал маршала подальше от столицы.

Теперь Жуков командовал Уральским военным округом. 8 марта он должен был выступить в Елани перед избирателями, которым не терпелось увидеть и услышать народного героя.

... В Знаменке тоже собрались люди, чтобы просить будущего депутата о помощи в решении насущнейших проблем. Лучшие местные ораторы заучили выступления наизусть. Первый должен был просить об административной передаче Знаменки из Еланского в Ирбитский район.

Действительно, деревню отделяли от райцентра Ирбита 20 километров асфальтированной дороги. Путь от Знаменки до Елани был вдвое длиннее, и дорогу круглый год покрывали грязь или снег. Ситуация абсурдная.

Затем 12-тилетняя девочка должна была пригласить маршала в школу и попросить помочь в получении тетрадей, ручек и карандашей, а особенно учебников, - их остро не хватало в начальных классах.

Жуков со свитой прибыли с опозданием на час. Задержки на предыдущих митингах и плохая погода были тому причиной. Пурга перекрыла военным машинам дорогу. Сначала Жуков отправился на митинг в Елань, а потом должен был вернуться в Знаменку. Чтобы кандидат поспел в Елань, председатель сельсовета распорядился запрячь в сани тройку лучших коней.

Маршал попросил накормить людей из кортежа - завтракали они очень рано и были голодны.

Хотя Жуков вернулся в Знаменку уже затемно, он встретился с терпеливо ожидавшими избирателями. Они стали излагать гостю свои проблемы. Полковник, помощник Жукова, записывал в блокнот обещания, который тот давал избирателям. Встреча подошла к концу, и маршал поинтересовался, есть ли еще вопросы. Тут председатель сельсовета неожиданно сказал:

Товарищ Жуков, Вы должны нам 73 рубля и 50 копеек.

Маршал оторопел, но спросил о происхождении долга.

Это стоимость обеда ваших шоферов и кортежа.

- ответил председатель.

Народ возмутился - гостеприимство русского народа широко известно. Однако со словами:

Сейчас у меня нет сдачи, но я вам ее верну позднее...

председатель сельсовета уже убирал в карман банкноты, выданные помощником Жукова.

Военно-политический кортеж отбыл в Ирбит, а председатель пошел на почту разменять деньги и отправить перевод в Свердловск на имя маршала Жукова. Но на следующий день по указанию высокого областного лица на открытом партсобрании коммунисты Знаменки стали разбирать случившийся инцидент. Я решил принять участие в партсобрании, первом в жизни, хотя и в качестве зрителя.

Секретарь ячейки заявил, что вчерашний случай - позор для всех. Он потребовал у председателя сельсовета объяснить, как тому пришло в голову просить деньги у четырежды Героя Советского Союза.

Председатель, инвалид войны первой группы, ответил, что, если бы речь шла лично о Жукове, он пригласил бы его на обед домой и предложил ночлег. Но свита маршала, которую хорошо накормили и напоили в местной чайной, состояла из 18 голодных мужиков. Стоимость съеденного и выпитого ими существенно превышала его, председателя, месячную зарплату, на которую жила большая семья.

Воцарилась тишина. Все ломали голову, из какой части бюджета можно изъять пресловутые 73 рубля 50 копеек на выборные нужды. Тут и я вспомнил, что моя зарплата составляла 70 рублей в месяц.

Одна из колхозниц спросила, по какой статье расходов пошли транспаранты "Да здравствует нерушимый блок коммунистов и беспартийных!" и "Да здравствует КПСС!". Секретарь закричал, что это не ее дело, и женщина замолчала.

Председатель соседнего колхоза предложил оплатить счет при условии подписания акта, в котором сумму спишут на ремонт снесенной ветром крыши коровника. Кто-то вспомнил, что уже дважды составлялись акты о починке вышеозначенной крыши, а деньги ушли на другие нужды. Никто не знал, что делать и, в конце концов, никто никому не был ничего должен. Собрание закрыли...

Еще несколько писем Инне и Машеньке:

14 марта 1950 года, Палецкое.

Любимая малышка!

Ты не представляешь себе, какое счастье нам принесла. Твои родители сейчас очень молоды, сильно любят друг друга и тебя. Но папа должен часто ездить в командировки. Хуже всего вечерами, когда он приходит с работы, и некому его приласкать. Утром папа рано поднимается и ему никто не улыбается, как это делаешь ты...

21 марта 1950 года, Знаменская гидроэлектростанция.

... Лежу на скамье и мечтаю о доме. Отвлекает от размышлений голос пожилой женщины - хозяйки дома: "Выйди погулять, сынок, увидишь, какие красивые девчата живут в нашей деревне".

12 апреля 1950 года, Баженовская гидроэлектростанция.

В Москве отмечают девятнадцатую годовщину Испанской Республики. Как бы хотелось в этот день быть вместе с товарищами...

Уставшим я вернулся в Свердловск. Беспокоило будущее семьи - три четверти года мы жили раздельно.

Кроме того, я не видел особых перспектив в нынешней работе.

Электроэнергию сельским районам должны были дать крупные тепло- и гидростанции. Многие из испанских товарищей по МЭИ уже работали на строительстве гигантских ГЭС на Каме и Волге.

Немаловажной была для нас с Инной и экономическая составляющая - жена получала 80 рублей, а моя месячная зарплата была и того меньше. В то же время цены на рынке "кусались" - килограмм мяса стоил 10-15 рублей.

Дни и работа в "Сельэлектро" были однообразными. Надо было что-то предпринимать.

Провидение вновь помогло!

21 августа 1950 года Совмин утвердил план строительства на Волге, в Куйбышевской (бывшей Самарской) области, ГЭС мощностью почти в 2 миллиона киловатт, - крупнейшей в Европе. Инна и я раз двадцать перечитали эту заметку в "Правде", посмотрели друг на друга и поняли, что решение принято единогласно.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!