Menu
PereXilandia в соцсетях

Глава 7. Гидростанция в Жигулях. Часть 1

Волга, Волга - мать родная...

Поезд из Свердловска в Куйбышев шел через Миасс. Инна не была в родном городе уже много лет.

Остановка в Миассе была долгой, мы решили погулять по окрестным улицам и подышать свежим воздухом. Какая красота! Жена увлеченно рассказывала о местном заповеднике с чистыми озерами Тургояк и Чебаркуль. Казалось, от железнодорожной станции рукой подать до живописных Ильменских гор.

 

... Предотъездные два месяца прошли бурно.

Наши прошения в ЦК ВЛКСМ об отправке на строительство ГЭС пропадали бесследно. На них никто не отвечал. И вдруг - желанный ответ: наша просьба удовлетворена!

Оставалось обсудить решение на семейном совете.

Все были согласны с аргументами в пользу переезда на Волгу. На огромной стройке мы оба найдем интересную работу, сможем развить полученные инженерные знания и укрепить семейную экономику.

Но что делать с Машей? Везти малышку с собой было рискованно: на новых стройках остро стояла проблема жилья. Приближалась зима; мы вдвоем еще могли бы жить в палатках. Ребенка в такие условия везти нельзя.

И кто будет нянчить Машу целый день, пока мы работаем?

Вариант отъезда втроем отменялся. Пришлось оставить дочь с родителями Инны и нанять няню им в помощь.

... Газеты уделяли много внимания строительству гигантской гидростанции. Из заметок я почерпнул для себя полезные сведения:

Волгу называли опорой страны, труженицей, матерью всех русских рек. Река была свидетельницей многих важнейших исторических событий - от крестьянского восстания Степана Разина до бессмертного подвига Сталинграда.

Сообщалось, что ее воды питаются семью тысячами ручейков, речушек и рек, водосборные площади которых равны площади Великобритании, Германии и Франции, вместе взятых.

Оказывается, Волга, длина которой достигает 3.700 километров, выносит ежегодно в Каспийское море 255.000 миллионов кубометров пресной воды. Около 44% населения России проживает в бассейне Волги и ее притоков.

Волга призвана была объединить системой судоходных шлюзов пять морей - Каспийское, Балтийское, Белое, Черное и Азовское.

"Комсомольская правда" предупреждала о трудностях, ожидавших строителей ГЭС; таким образом, подтверждалась правильность нашего решения оставить на время дочь в теплом домашнем очаге:

Зимой температуры падают до 40 градусов мороза, а летом доходят до 40 градусов тепла. В среднем за год бывает 158 холодных дней с температурой ниже нуля...

В Куйбышев мы прибыли уже затемно. В письме организации "Гидрострой", где нам предстояло работать, советовали сесть на пароход. Он останавливался на всех пристанях между Куйбышевым и Ставрополем на Волге. Ставрополь был тогда городком, где располагался штаб строительства. В будущем ему предстояло уйти на дно искусственного Куйбышевского моря.

Мы погрузились на медленный двухколесный пароход.

Его пассажирские салоны были забиты. Сидячие места занимали местные жители. Воздух пропитался запахами пота и рыбы, и находиться внутри салона было невыносимо. Мы поднялись на палубу и устроились в укрытии штабелей спасательных жилетов. Зимние пальто и шапки защищали от холода. Путь был неблизкий - около 9 часов.

Инна сказала, что никогда не видела таких загадочных пейзажей, как те, которые проплывали мимо нас этой осенней ночью. Грустная луна освещала берега и отражалась в дремлющих водах Самарской дуги. В тихом плеске реки мерещились то посвист удалых казаков Стеньки Разина, то заунывная песня волжских бурлаков.

Разбудил долгий гудок - пароход подходил к пристани Ставрополя на левом берегу. Здесь пассажиров ожидала дюжина "такси" - телеги, запряженные парой лошадей. Жители ближайшего колхоза наладили бизнес на обслуживании строителей ГЭС.

Еще на пароходе бывалый матрос посоветовал попытаться опередить других пассажиров. Груженые чемоданами, мы рванулись к ближайшей телеге. Попросили извозчика быстрее доставить нас в гостиницу. По слухам, единственная местная изба - гостиница была уже переполнена.

Но другие пассажиры были не хуже нас информированы и тоже подгоняли кучеров. Дороги в Ставрополь и его улицы покрывал тонкий песок. В воздух поднялось облако пыли, в котором мчались наперегонки 24 лошади.

Хотя мы первыми начали гонку, наша телега пришла к цели лишь третьей. Наверное, кучер - паренек лет 13 - был уже стар для таких соревнований.

Добро пожаловать в Жигули!

На фасаде избы-гостиницы висел кумачовый транспарант, на котором какой-то юморист написал:

Добро пожаловать, товарищи!

Слухи оказались верными - в гостинице не оставалось свободных коек. Девушка, принимавшая документы, посоветовала поставить чемоданы на свободное место на полу. Здесь нам предстояло провести ночь. Одеяла и подушки она выдаст вечером. Туалеты и умывальники во дворе.

Мы поторопились занять этот малый "плацдарм": в любой момент могли занять и его.

Час был ранний. В чайной насладились завтраком - вареной картошкой со сметаной, вкусным деревенским хлебом и чаем. Оставалось время до визита в отдел кадров "Гидростроя", и мы решили пройтись.

Город Святого Креста

Основанный в 1737 году Ставрополь был тогда укрепленным пунктом, защищавшим россиян от набегов татар и ногайцев. Он стал столицей местных калмыков, принявших крещение - отсюда название "город Святого Креста". К началу ХХ века здесь проживали шесть тысяч человек, была своя промышленность: лесопильный завод, две мельницы, кирпичный и кожевенный заводики, гончарная мастерская.

Город стоял на протоке Кунья Воложка. Весной, по большой воде, сюда заходили крупные корабли и баржи, груженные лесом, стройматериалами, зерном, вяленой рыбой. Летом в живописные окрестности Жигулевских гор приезжали на отдых богатые люди со всей России. Однажды посетил Ставрополь святой Иоанн Кронштадтский и предсказал, что через 50 лет город уйдет на волжское дно...

История Ставрополя была драматичной: отряды Пугачева захватили город в дни крестьянского восстания 1773 года, в 1919 - город заняли белогвардейцы Колчака. В 1920 году сюда пришла Советская власть.

В 1950 году в Ставрополе проживало 11.000 человек.

Город находился всего в ста километрах от столицы области, Куйбышева, но между ними не существовало железной дороги. Аэродрома в Ставрополе также не было. Только небольшие пароходы в шестимесячную навигацию нарушали гудками тишину. Еще, разумеется, в город можно было добраться по степным дорогам. Повозки ориентировались на своеобразный маяк - стройную белую церковь. Она была построена на средства верующих.

... Повсюду царило оживление. На улицах было много солдат и офицеров с малиновыми или белыми погонами. Малиновые принадлежали солдатам и офицерам НКВД. Белые погоны носили инженеры, которые, судя по выправке, надели военную форму недавно.

В отделе кадров Куйбышевгидростроя нам посоветовали первым делом решить вопрос жилья.

Ежедневно на стройку прибывали большие группы рабочих, техников и инженеров, которых следовало разместить в избах или палатках до наступления заморозков. Грядущая зима, по прогнозам, ожидалась быть суровой.

К лету, на возвышенности вокруг старого Ставрополя, возведут первые дома нового города.

Нам предстояло найти себе жилье в одной из местных изб. Цена за комнату составляла 30-40 рублей в месяц плюс 3-4 кубометра дров для отопления дома. Все расходы брал на себя Гидрострой.

Нам отсоветовали упоминать о дочери - многодетные семьи устали от шума собственных отпрысков. А пожилые люди, вырастившие детей и внуков, тоже вряд ли захотели бы слышать детский гам.

Мы обошли пятнадцать изб, пока, наконец, пришлись по душе пожилой семейной паре. Сухопарая хозяйка возвышалась над супругом. Кругленький старик с седой бородой был лыс. Эта пара будто сошла с картинки из книги русских народных сказок.

Пантелеймон оказался дьяконом местной церкви. Евдокия показала нам крошечную комнату с металлической кроватью. Дверь открывалась внутрь и упиралась в край кровати; оставшийся проход был очень узким. Поэтому, укладываясь спать, нам предстояло заходить в комнату по очереди. Сначала один забирается на кровать, раздевается, и только потом другому можно протиснуться в комнату.

Через два часа мы уже заняли желанное жилище. Инна предложила по обычаю отметить новоселье и приготовила в печи угощение. Хозяева ели с большим аппетитом, все пили водку - холод на улице стоял собачий.

Пантелеймон и Евдокия с моего согласия окрестили меня Женей: хотя имя не имело ничего общего с Вирхилио, но произносить его было проще.

Разговор за обедом, плавно перешедший в ужин, шел о цели нашего приезда и сроках пребывания в Ставрополе. Старики были добрыми людьми, и мы не решились обманывать - признались, что у нас есть дочка, которую привезем, когда получим жилье.

Пантелеймон отсоветовал участвовать в укрощении Волги - за это нам грозило Божье наказание. Согласно его словам, война с Германией была карой русскому народу за предыдущую попытку построить волжскую ГЭС в 1939 году.

Когда хозяева ушли спать, Инна села за письмо Машеньке, - ей скоро исполнялся год. Тускло светила керосиновая лампа. Я сел рядом, заглядывая в листок из школьной тетрадки:

Малышка наша!

Поздравляем с первым днем рождения! Папа и я весь день думаем о тебе. Ты должна вести себя хорошо и не забывать нас. Наше счастье в твоих первых шагах, лепете и первых маленьких успехах...

В полночь нас разбудил странный шорох. Стены комнаты были черны от тараканов. Инна испуганно перебралась на другой край кровати - отныне у стены предстояло спать мне. Всю ночь мы не сомкнули глаз. Утром рассказали хозяевам о ночном происшествии. Евдокия сказала, что тараканов трогать нельзя: они священны.

Полковник Авраамий Воронков

После завтрака отправились на рынок. Колхозники заламывали неимоверные цены за продукты и модные тогда бараньи тулупы.

Среди торговых рядов ходил приземистый человек в распахнутой меховой куртке, военных галифе и кавалерийских сапогах. На кителе красовались малиновые полковничьи погоны. Он спрашивал цену и, услышав ответ, разражался очередями нецензурной брани по адресу "бессовестных спекулянтов".

Полковника звали Авраамий Григорьевич Воронков. Секретарь парторганизации Гидростроя был подлинным пламенным народным трибуном. В гражданскую войну молоденьким комиссаром он штурмовал Перекоп. В Москве на встрече с депутатами национальных Советов Воронков слушал рассказ Ленина о плане ГОЭЛРО.

Погоны малиновые и белые

Читатель помоложе, возможно, спросит о причинах участия в строительстве инженеров-белопогонщиков, а также солдат и офицеров НКВД.

Военные инженеры были опытнейшими специалистами, мобилизованными из различных сфер народного хозяйства. Погоны позволяли получать доплату к мизерной гражданской зарплате.

Войска НКВД охраняли лагеря политических и уголовных заключенных, строивших ГЭС. В те годы Комиссариат внутренних дел отвечал за основные стройки коммунизма.

По прошествии десятилетий это кажется диким. Но тогда опасное соседство свободы и ГУЛАГА было обыденным и привычным.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!

Внимание!

Мы используем куки. Вы должны быть в курсе! Подробности здесь

Принимаю!