"Чайковский" - пасодобль

1957 год, апрель.

29 числа открылась навигация через шлюзы, которые мы построили.

Огромный пассажирский теплоход "Чайковский" первым вошел в шлюзовую камеру. Вместе с семьями других строителей ГЭС моя семья была на его борту. Какие же огромные эти шлюзовые камеры! Трехпалубные пассажирские суда кажутся в них игрушками!

Barcos de pasajeros en la esclusa Nº 21 de la hidroeléctrica de Kúibyshev

Пассажирские пароходы в 21-ом шлюзе Куйбышевской ГЭС

Из динамиков льется попурри любимых песен и мелодий, заказанных строителями. И среди них - выбранный Хайме Ортисом пасодобль - музыка, сопровождающая выход на арену тореадора.

Две красивые девушки приглашают Хайме и меня танцевать пасодобль. Кто-то из знающих людей организовал это приглашение на танец: в конце концов, именно мы двое были начальниками строительства 21-го шлюза, в котором наш корабль сейчас спускается на 14 метров. Хайме руководил монтажными, а я строительными работами.

Яблоневый овраг

1957 год, май.

Я собрал всех инженеров и техников, конторских работников и бригадиров участка, которым руковожу. Тема обсуждения - предложение о переходе работать на правый берег Куйбышевского моря, в живописный участок Жигулевских гор. Там, в Яблоневом овраге, будет возведен промышленный комплекс по производству цемента и изделий из асбестоцемента.

Мы даем согласие на этот коллективный переход.

1957 год, октябрь.

Уже закончили строительство гидротехнических сооружений. Наша гидроэлектростанция самая мощная в Европе!

Vista de la Hidroeléctrica V. I. Lenin ya construida

Общий вид уже построенной гидроэлектростанции им. В. И. Ленина

В чем провинилась моя дочь?

1958 год, июнь.

Уже несколько недель, в густом лесу на берегу Куйбышевского моря и в двухстах метрах от нашего коттеджа, вокруг небольшой гостиницы ведутся секретные строительные работы. Вход на эту территорию запрещен всем, кроме самих строителей. Говорят, что гостиница перестраивается и обновляется для Никиты Хрущева со свитой, который посетит нашу ГЭС и строящийся промышленный комплекс.

Вчера во время ужина нам нанесли неожиданный визит начальник Ставропольского отдела КГБ и его помощник. Как ни смешно это звучало, но поводом посещения была моя девятилетняя дочь Мария.

Согласно данным службы госбезопасности, моя дочь была зачинщиком беспорядка. Группа поселковых детей проникла в гостиницу - закрытый охраняемый объект государственного значения, где уже была установлена мебель. В раздевалке дети отвинтили плексигласовые шарики с внутренней резьбой, соединявшие части вешалок, и похитили их. В результате этих действий многие из вешалок обрушились на пол.

По выражению лица дочери я понял, что это соответствовало действительности, и что офицеров госбезопасности привели к нам чистосердечные признания других юных членов группировки.

Главу местного КГБ интересовали два вопроса: для чего было необходимо откручивать плексигласовые шарики? И где находятся эти 300 шариков от вешалок?

Маша сказала, что шарики необходимы для игры в гуа. Услышав ответ, я еле сдержал смех. Восхищаясь спокойствием дочери во время "допроса", я вспомнил свой собственный грех, когда в 1938 году для игры в гуа мы произвели демонтаж кроватей в ленинградской гостинице "Англетер", отвинтив металлические шарики от изголовий.

На вопрос о том, что такое гуа, Мария ответила: испанская игра. Вытащив из кармана два шарика из партии краденых и протянув один из них офицеру, она на полу показала, как надо играть.

После этого она вернула государству все шарики, хранимые под кроватью.

Конфликт был, похоже, исчерпан.

Virgilio de los Llanos Más con sus hijos Máshenka y Andrés

Со своими детьми Машенькой и Андреем

1958 год, август.

Сегодня День Строителя.

Президиум Верховного Совета СССР постановил наградить строителей ГЭС и промышленного комплекса на Волге. Этим постановлением, среди многих других строителей, Инна и Хайме Ортис награждены орденом Знак Почета, Анхель Алонсо Гаритагойтия - орденом Трудового Красного Знамени, Хосе Ранедо - медалью "За Трудовую Доблесть", а автор этих строк - орденом Ленина.

Virgilio de los Llanos Más con su esposa Inna después del acto de la condecoración

Инна и Вирхилио после акта награждения

Сегодня вечером на станцию "Жигулевское море" на спецпоезде прибыл Никита Хрущев и сопровождающие его руководители - Суслов, Брежнев, Аристов и Полянский.

В сопровождении Комзина и других руководителей стройки высокие гости совершили экскурсию на теплоходе по Куйбышевскому морю, наблюдая панораму ночной ГЭС и промышленного цементного комплекса в Яблоневом овраге.

Никита Хрущев приглашает на ужин

Вечер 10 августа запомнился нам особенно - Инна и я, среди многих других, были приглашены на прием, организованный Никитой Хрущевым в честь строителей.

В праздничном зале сновала целая армия официантов.

На столах, заставленных всевозможными закусками на блюдах кремлевского сервиза, кроме прохладительных, не было иных напитков. Кое-где стояли бутылки столового вина, но их было так мало, что дотянуться до них с разных концов стола было невозможно. Дело, вероятно, было в очередном эксперименте - антиалкогольной кампании в рамках "Морального кодекса строителя коммунизма", провозглашенного Н. Хрущевым.

Сервировка стола также удивляла. Возможно, во время банкета нам удастся использовать все эти ложки, ножи и вилки разных фасонов и размеров. Но что мы будем делать - в виду почти полного отсутствия спиртного - со стаканами, фужерами, стопками для вина, коньяка, шампанского, водки и ликеров, стоявших батареей перед каждым из нас?

Неожиданно открылись двери, отделявшие праздничный зал от гостиницы. К нам направились хозяева праздника - руководители партии и государства.

Никита Хрущев приблизился к своему столу и приветливо произнес:

Добрый вечер, товарищи! Я прошу вас наполнить рюмки.

Чей-то голос от самого дальнего стола весело откликнулся:

Наполнить! А чем?

Акустика зала была отличной; показалось, что отважный голос раздался как бы с неба, приглашая генсека не портить людям праздника неуместными антиалкогольными кампаниями.

Однако Хрущев не разочаровал строителей Волжской ГЭС имени В. И. Ленина. Взглянув на ближайшие столы, он понял, о чем шла речь и, повысив голос, спросил:

Какой м... придумал весь этот спектакль?

Спустя несколько минут на столах появились лучшие в Советском Союзе марки и сорта водки, коньяков и ликеров, многие из которых мы даже и не пробовали. Оказывается, за дверями уже давно стояли в полной готовности сервировочные столики с бутылками.

Наши стопки наполнились водкой и, в ответ на тост Хрущева "За здоровье строителей ГЭС и их семей!", мы, по русской традиции, осушили стопки до дна.

С каждой выпитой рюмкой, выступления Хрущева относительно международной обстановки становились все более решительными.

Так и не объявив войну Турции, на которую он, уже не помню почему, был страшно зол, Никита Хрущев вежливо простился со всеми присутствующими и, поддерживаемый под руки телохранителями, в сопровождении соратников удалился на отдых в свои покои.

Начался прекрасный концерт с участием известнейших артистов. Когда он закончился, мы все - строители, артисты, повара, официанты и сотрудники госбезопасности, свободные от службы - удалились в ближайший лес, чтобы не беспокоить спящих руководителей государства. Наш импровизированный лесной праздник пел и танцевал до рассвета.

После шума и веселья в нашем поселке наступила глубокая тишина, мучительная для меня.

Инна напоминает, что, пользуясь затишьем в работе, я должен обратиться к врачу: сильно болят ноги. Все-таки у нас двое детей, и надо серьезнее относиться к своему здоровью. Как всегда, Инна права.

В больнице меня осматривает доктор Легар, заслуженный врач РСФСР, пользующийся большим уважением пациентов.

Рентгеновские снимки, сделанные по его настоянию, показывают в левом легком округлую опухоль диаметром в 2 сантиметра. Анализы крови, кроме того, указывают на опасность возникновения тромбов.

Врач советует отдохнуть некоторое время в санатории на Кавказе.

В гостях у Долорес Ибаррури

1958 год, сентябрь.

Уже несколько дней мы отдыхаем в сочинском санатории "Серго Орджоникидзе" на берегу Черного моря. Здание санатория - настоящий дворец на склоне горы, и фуникулер доставляет нас на берег моря и обратно в санаторий.

После обследования врачи подтвердили диагноз доктора Легара и прописали для лечения ног термальные воды Мацесты, содержащие сероводород.

Прогуливаясь с Инной по набережной, мы столкнулись с Амайей Руис Ибаррури и ее мужем Артемом Сергеевым. Радость была взаимной, - мои немногие встречи с Амайей всегда были дружескими. До сих пор я не знал Артема, но несколько минут позже показалось, что знакомы мы уже давно. Сели за столик шашлычной и завели нескончаемый разговор.

Artiom Serguéev, Amaya Ruiz Ibárruri, Irene Falcón y Virgilio de los Llanos Más

Справа налево: Артем, Амайя, Ирене Фалькон и Вирхилио

Позже вечером, Амайя и Артем пришли к нам в санаторий и, от имени Долорес Ибаррури, пригласили нас на завтрашний обед.

Долорес приняла нас, улыбаясь, на террасе дачи, где отдыхала вместе с семьей, и стала задавать нам вопросы: ее интересовала в деталях жизнь и работа испанцев в Ставрополе на Волге. Инна и я, в два голоса, рассказывали о нашем житье-бытье, об учебе детей, и - конечно - о ГЭС и гигантском промышленном комплексе. Долорес попросила меня передать сердечный привет моим товарищам; всех она помнила и знала в лицо.

Потом отправилась на кухню и принесла испеченный ею пирог. Ее любимый внук Федор разъезжал по террасе на трехколесном велосипеде, и по взглядам, которые Долорес бросала на малыша, видно было, что она счастлива.

В конце концов, именно это самое главное, и об этом я расскажу товарищам по возвращении в Ставрополь на Волге.

Депутат Горсовета

1959 год, май.

Абсолютным большинством голосов меня выбрали депутатом городского Совета седьмого созыва Ставрополя на Волге.

Удостоверение Nº 77, выданное на имя депутата Совета Вирхилио Льянос Мас, я бережно храню.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 оценок/-ки)

Мне нравится!

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!