Пепин и Консуэло

В начале 1963 года советские испанцы на Кубе сыграли необыкновенную свадьбу. После 25 лет разлуки встретились муж и жена, оставшиеся верными друг другу вопреки тягчайшим обстоятельствам.

Капитан Хосе Альварес Рубиера, всем нам известный под уменьшительным именем Пепин, родом из Страны Басков. Он доблестно сражался на фронтах гражданской войны в рядах республиканцев. Потом был принят Советским Союзом как политэмигрант. В годы Великой Отечественной Пепин служил офицером ВМС, участвовал в знаменитых операциях "ленд-лиза": доставке оружия, снаряжения и продуктов из США в СССР для борьбы с общим врагом.

Во время одной из "чисток" Хосе Альвареса обвинили в шпионаже и предательстве, заключили сначала в тюрьму, где пытали, а затем - на многие годы - в лагерь. Из ГУЛАГа он вышел с одним легким и с повреждением позвоночника.

На Кубу капитана Альвареса пригласили в качестве морского специалиста высокого класса.

El capitán José Álvarez, Pepín, en la Plaza Roja de Moscú, 1960. Foto de José Arregui

1960 год. Капитан Хосе Альварес, "Пепин", прощается с Москвой. Снимок Х. Арреги

Консуэло Фонтан, его жена, долгие годы в Испании одна воспитывала дочерей Хулиту и Консуэло. В последний раз Пепин видел жену и дочек в самом конце испанской войны. На долю Консуэло - как и многих других испанских женщин - выпали тяжкие испытания. Ее судьба могла бы стать основой драматического произведения. Только, как это случается, жизнь превзошла литературный вымысел...

Чего только не предпринимал в эти годы Пепин, чтобы встретиться с семьей! Наконец, был организован приезд Консуэло в Гавану. Она прилетела со старшей дочерью и внучкой.

1962. Cuba. El capitán José Álvarez, Pepín, con su hija Julia

1962 год, Куба. "Пепин" со своей дочерью Хулией

Их встречу невозможно описать. На наших глазах совершалось чудо. Пространство и время, слезы и кровь - любовь сумела победить все.

1968. Pepín y Consuelo con su hija Julia y sus nietos Julita y José Antonio

1968 год, Испания, Хихон. "Пепин" и Консуэло со своей дочерью Хулией и внучатами Хулией и Хосе Антонио

Мы задумали грандиозный праздник - серебряную свадьбу Пепина и Консуэло. Нельзя было пускать серьезное дело на самотек и для подготовки создали комиссию. Нам с Инной она поручила закупку лучших цветов, которые можно было найти в Гаване. Мне же, кроме того, определили участвовать в группе "маленьких лебедей": в концерте мы должны были исполнить знаменитый танец из балета Чайковского "Лебединое озеро".

Всю неделю вечерами шесть взрослых "лебедей" 35-38 лет репетировали. "Хореограф" из комиссии заставил нас изрядно попотеть, чтобы исполнение было "на уровне Большого театра". По его замыслу, мы закатали брюки по колено, чтобы зрители оценили движения кривых волосатых ног. Мы обули клоунские башмаки и повязали на лбы широкие розовые ленты в "индейском стиле". Лысины "маленьких лебедей" стали заметнее.

Зато номер имел бешеный успех. По просьбе смеющихся новобрачных и всеобщего крика "бис!", мы дважды повторили танец.

Вообще, праздник удался.

Салон гостиницы украшали цветы и лозунги "Да здравствуют молодые!". Серебряная свадьба гуляла до глубокой ночи; супругов поздравляли испанские, советские и кубинские друзья. Пожелания счастья поступали в многочисленных телеграммах и телефонных звонках из-за рубежа. Знакомые Пепина, капитаны кубинских судов, находившихся в море, передавали поздравления по радиосвязи.

Молодоженам вручили многочисленные подарки, а также особый музыкальный дар: стихийно сложившийся хор "Голоса друзей" исполнил для них "а капелла" народные испанские, русские и кубинские песни.

Команданте Альберто Байо

Учительница английского языка Маши водила дочь повсюду, где можно практиковаться в языке. Сегодня она повела ее к подруге-англичанке на чай.

Мир все-таки тесен: в гостях моя дочь познакомилась с Команданте Альберто Байо. Он с женой Кармен был приглашен на чай в качестве старого друга амфитрионки.

Команданте оказался тем самым знаменитым капитаном Байо. В 1936 году он руководил высадкой республиканских частей на острове Майорка. Его отец был испанцем, а мать - кубинкой.

В конце 50-х годов в Мексике Альберто Байо обучал военному делу группу из 82 молодых повстанцев Фиделя Кастро. В знак признания его вклада в создание повстанческой армии Байо был удостоен высшего воинского звания Кубы - Команданте.

Во время чаепития Байо, как он потом рассказал, прислушивался к высказываниям 13-летней девочки, национальность которой трудно было определить. Ему объяснили, что Дульсе - из испано-русской семьи, и Команданте обронил что-то относительно своего участия в испанской войне. Маша немедленно откликнулась - ее дедушка Вирхилио тоже защищал Республику.

Уже начинало смеркаться, когда у нас зазвонил телефон. Просят позвать Педро Рейноса. Беру трубку и слышу взволнованный голос:

Если не ошибаюсь, я старый друг твоего отца по войне в Испании!

Команданте Байо просит разрешения доставить домой мою дочь Дульсе.

В дверь звонят и наш номер 1024 гостиницы "Сьерра Маэстра" наполняется возбужденными радостными голосами: мы принимаем Альберто Байо, его жену Кармен и телохранителей Команданте.

То была ночь воспоминаний, рассказов о подвигах на Балеарских островах храбрых неопытных добровольцев, солдат и офицеров верных испанской Республике. Мой отец был комиссаром десантной группировки.

В 1944 году вышла книга Альберто Байо с описанием тех событий - "Моя высадка на Майорке".

Позднее, в отцовском архиве, я нашел письмо на бланке Команданте Байо, после нашей встречи немедленно написавшего в Москву:

Команданте Альберто Байо

Куба - да! Янки - нет!

2 апреля 1963 года

Дорогой Вирхилио:

... Мы здесь сейчас боремся против всяческой реакции. Дух кубинского народа столь высок, что можно быть уверенным: мы скорее погибнем в бою, чем повторим Париж перед гитлеровским наступлением.

Крепко обнимаю, твой друг Альберто Байо

Доктор Макук и Лауделина Альварес

Болезни, которые еще в СССР поразили мою левую ногу - облитерирующий эндартериит и тромбофлебит, - здесь неожиданно распространились на правую ногу.

Она болит так сильно, что мне трудно ежедневно преодолевать за рулем 150 километров пути в Мариэль и обратно в Гавану. Мне рекомендуют пройти обследование у кубинского доктора по фамилии Макук; говорят, он лучший специалист по кровеносным сосудам. Мы с Инной отправляемся к нему на прием. Он очень любезен и рассказывает о недавней поездке в Советский Союз с группой кубинских медиков.

Его диагноз жесток и определен - наблюдаются первые симптомы гангрены тканей правой ноги и надо попытаться задержать процесс с помощью поясничной симпатикотомии.

Другого выхода нет, я даю согласие. Доктор Макук оперирует, а в качестве анестезиолога в операции участвует испанка, доктор Лауделина Альварес. Она опытнейший специалист, награжденная в СССР Орденом Трудового Красного Знамени. Лала, как дружески мы ее зовем, не только прекрасный врач. Она хорошая подруга и очень мне помогает морально.

Операция несколько задерживает развитие гангрены, но не может полностью остановить ее - ткани на трех пальцах правой ноги начали атрофироваться и вскоре погибают. Черные точки на этих пальцах и невыносимые боли предупреждают о серьезном риске для жизни.

Надо встретить опасность лицом к лицу, как положено мужчине. Нельзя уподобляться страусу, в опасных ситуациях прячущему голову в песок.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!