Ана Марискаль и Сара Монтьель

Летом 1969 года в Москве проходил Международный кинофестиваль.

Мы - московские испанцы - пригласили на ужин известных актрис Ану Марискаль и Сару Монтьель из испанской делегации. Зарезервировали зал в ресторане гостиницы "Будапешт" и заказали вкусный ужин из блюд русской кухни.

На ужин мы пошли вместе с отцом.

Деятели культуры Испании не побоялись встретиться с соотечественниками, которым франкистские власти десятилетиями воспрещали ступать на родную землю. Лучше всего рассказывает о той чудесной встрече вырезка из испанской газеты "Леванте", которую я сохраняю.

Заметки "Россия, как я ее увидела" принадлежат перу замечательной актрисы Аны Марискаль.

В части под заголовком "Куплеты Сары Монтьель для советских испанцев", Ана писала:

... Во время ужина в нашу честь, мы, приехавшие из Испании, должны были меняться местами за столом четыре или пять раз, чтобы каждый из соотечественников смог пообщаться с нами.

Сейчас слева от меня сидит симпатичный человек с хорошим цветом лица - Вирхилио Льянос-сын. Он крепкого сложения, ему за сорок. Мы говорим об Испании, которую все они любят с такой болью... Он рассказывает о недавней встрече с матерью Пакитой Мас, актрисой театра Лолы Мембривес; я знакома с ней по Буэнос-Айресу.

После десерта мы все вместе поем песни... Сара Монтьель исполняет куплеты из "Продавщицы фиалок". Я читаю отрывок из пьесы Лопе де Вега, и мои колени от волнения дрожат - такими меня награждают овациями!

Русские официанты, закончив работу, не уходят, а, скрестив руки на груди, с интересом наблюдают за нами. Выражение их лиц какое-то домашнее, взволнованное и радостное, они соучаствуют в этой странной и шумной встрече. Официанты сочувствуют испанцам, оторванным от родины гражданской войной! А нам всем не хочется расходиться, каждый мечтает продлить эту незабываемую ночь.

Сара поет старинную колыбельную песню сорокалетнему молодому человеку, астурийцу из шахтерской семьи. Иногда она забывает слова. Но это неважно. Астуриец и так плачет - со словами или без них.

Комиссару времен нашей войны Вирхилио Льяносу-отцу уже за семьдесят. На прощание он обнимает меня, будто боится отпустить. Он удерживает меня: так, наверное, в битве на Эбро комиссар не сдавал ни пяди арагонской земли.

Чтобы продлить вечер, идем все вместе пешком до нашей гостиницы. Москва безлюдна, скоро наступит рассвет. Эти испанцы на вид простые люди. Они похожи на рабочих или школьных учителей, но после разговора с ними убеждаешься, что все получили высшее образование. Они врачи, инженеры, архитекторы.

В России столь же велик интерес к жизни в мире капитализма, как и у нас - к жизни в коммунистическом обществе. Хотя нам очень трудно узнать всю правду друг о друге. Это не только другие пейзажи. Это иное общество. Я пытаюсь понять его за несколько недель фестиваля. Зато, мне кажется, народ этот я знаю уже века.

Храню фотографии Аны Марискаль и Сары Монтьель с их дарственными надписями.

La dedicatoria de Ana Mariscal dice - A Virgilio Llanos mi recuerdo tan grato pasando por Buenos Aires

Дарственная надпись Аны Марискаль гласит: "Вирхилио Льяносу с моим душевным воспоминанием для передачи в Буэнос Айрес"

Sara Montiel escribió - A Virgilio Llanos hijo, con mi cariño

Сара Монтьель написала: "Вирхилио Льяносу с любовью"

Землетрясение в Буйнакске

Телефонный звонок на рассвете 14 мая 1970 года заставил меня вскочить с кровати. Случилось несчастье! Из Махачкалы сообщали, что сильнейший подземный толчок разрушил город Буйнакск.

Я должен был немедленно выехать в Дагестан на место землетрясения.

Инна, естественно, испугалась. В таких случаях никто не знает, сколько отголосков землетрясений, как их называют ученые, следует еще ожидать, и какой силы.

Специальное подразделение "ГлавЮга", направляемое в Дагестан и составленное из квалифицированных краснодарских рабочих, уже имело опыт ликвидации последствий ташкентского землетрясения в апреле 1966 года.

Несколько часов спустя мы уже осматриваем руины старых домов и саклей.

До Октябрьской революции город назывался Темир-Хан-Шура, а в 1922 году получил имя одного из организаторов Советской власти в Дагестане Уллубия Буйнакского, расстрелянного контрреволюционерами.

Проект по ликвидации последствий землетрясения содержал два пункта:

1. Организация в окрестностях города жилого поезда для проживания специалистов и рабочих Главка, прибывающих в Буйнакск.

2. Строительство серии современных сейсмоустойчивых домов в новом районе города для жителей, чьи дома разрушены стихией.

Через пять суток жилой поезд уже функционировал, и обитавшие в нем рабочие и специалисты строили и восстанавливали порученные объекты. Опыт спецотряда, ранее работавшего в Ташкенте, в высшей степени пригодился при ликвидации последствий землетрясения в Буйнакске.

По прошествии нескольких лет правительство Дагестана вручило мне, как и другим участникам событий, памятную медаль. На обороте надпись:

Строителю Дагестана

А на лицевой стороне медали значится:

Активному участнику ликвидации последствий землетрясения

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!