МАС 3 - ДОП или о том, как стена Берлинская мимо меня упала

Вступление и пояснения автора:

Так всё и начиналось.

Первым, и в дни 20-ой годовщины падения стены Берлинской, родился именно этот МАСик, с посвящением младшему сыну, справлявшему ту же самую годовщину...

 

... На достойного защитника Родины я, может, и похож, но не очень. Добежать с полной выкладкой я смогу, пожалуй, только до хорошо накрытого пельменями стола.

А если уж ползти заставят, то ранят меня, скорее всего, быстро и в задницу. Не сможет просто каска на голове надёжно защитить эту часть моего тела. Выпрет, всё равно, моя ягодица из укрытия...

Как чудно фамилии мои многочисленные и необычные всегда воспринимались, так и не сложились у меня отношения с армией родной. Учили меня в университете профессиям мирным, в принципе, но считалось, почему-то, что и до маршала я дослужиться смог бы...

Потому и обучали меня ещё и дисциплинам военным, да притом совсем уж необычным - синоптике и метеорологии. По-простому всё это значило, что в армии предстояло мне заняться развлечением лётчиков боевых советских фантазиями своими относительно погоды, всему человечеству грозящей...

Прогнозы эти и у серьёзных-то людей никогда не оправдывались. А мои же сновидения и должны были, видимо, веселить орденоносцев наших в полёте по маршруту.

А ведь некоторым экипажам порой и на базу возвращаться удавалось. Встречи те после приземления пережил бы я с минимальными повреждениями - спирт там нам обещали выдавать регулярно...

Но Армия наша советская славилась ещё многим, в том числе и тем, что считала нас, офицеров запаса, способными улучшать по вечерам, после работы, свою боевую подготовку. За это очередные звания офицерские нам чётко и присваивались. До маршала того же, например, мне сейчас уже совсем чуть-чуть не хватает...

Считалось, видимо, что резервные офицеры советские были что то вино, запасы которого мы за штатом годами и уничтожали. Сомнений у полководцев никогда не было - кадры наши со временем только крепчают, и, когда Родина прикажет, рулить мы сможем чем угодно. Хотя лично у меня, например, с утра, да после вина, накануне выпитого, рулить всегда плохо выходило...

В годы дикого уже разгула перестройки отечественной и при очередной явке добровольной по вызову в военкомат города одного северокавказского и поставили мне однажды в военный билет защитного цвета зелёного запись загадочную - ДОП.

Майор военкоматский обозвал меня сначала так собственноручно - буквами этими тремя - ну, а потом ещё и на торжественный акт направил - там уже сам полковник от всей души поздравлял нас, вновь обуквенных.

Сказал тогда с трибуны военачальник наш районный, что теперь от меня почти что судьба всей Родины, за моей спиной притаившейся, зависит. Что ордена мои уже отлиты и лежат на складе в ожидании подвигов моих...

Подумалось мне после слов таких оглушающих, что опять в регистратуре что-то напутали, историю болезни мою, наверное, утеряли. Только тогда и осмелился спросить напрямую, что же тут реально страна от меня ожидает и какой такой ДОП очередной мне Отечеством присвоен?

Тут-то всё торжественно и прояснилось. Растолковали мне, что должность моя запасная стала отныне уже аж майорской. А в воздушно-десантной бригаде, которую на земле нашей они тут с нуля, как раз, сейчас и формировали из таких же, как я, уникальных специалистов, стану я, мол, фигурой самой что ни на есть видной...

При упоминании об однополчанах моих будущих - профессионалах дела своего приблизительно моего помёта - дух пошёл мой на взлёт резко и сразу, волнуясь, при этом, немного, конечно, от доверия такого, страной оказанного...

Налив мой собственной гордостью стал ещё более ядрёным, когда объявили мне, что выбросят нас с самолёта совсем недалеко от дома, у нас же здесь рядом - на Кавказе.

Ну, а меня лично сбросят первым, в одиночку и раньше всей бригады моей особой. Сбросят меня туда, мол, майором и вместо передвижного метеопункта, но обязательно в качестве его начальника...

На том собрании торжественном задачу боевую поставили мне сразу же ясную. Определить погоду реальную на месте приземления мне придётся лично.

Ну, а дальше, и в зависимости от обстановки, сообщить мне следует на Родину - нужно ли будет остальным бойцам меня в тылу противника поддерживать или я там один смогу с врагами разобраться. Потому-то и наградили меня сразу же ДОПом - стал я отныне Диверсантом Одноразового Пользования...

Тут меня странная задумчивость одолевать стала. Представил я себя просто падающим с неба в тылу противника предполагаемого, да ещё прямо на костры их джигитские. То ли палец обслюнявленный вверх первым делом поднимать вместе с руками придётся, то ли прямо к пастухам этим мирным обращаться, отары свои от волков Калашниковыми защищающим.

Спросить их что-то типа, ну, например:

Здорово, аксакалы!

Ну, как тут погодка-то у вас?

Моим-то как? Сразу здесь появляться или обождать лучше пока немного?

Что предания ваши древние говорят?

Мечты эти мои, отразившиеся, видимо, на лице, и заставили старших офицеров заговорить сразу же о полезности знания языков. Не будет тут, мол, никаких проблем. С тем, что я по-иностранному уже могу, с врагами-то я всегда запросто столкуюсь...

Ну, вот тут-то я их сторону сразу и принял - перешёл без раздумий сразу на эсперанто наше нецензурное. Само собой как-то всё вспомнилось. Началась во мне, видимо уже, подготовка к выполнению задачи поставленной...

Банкет праздничный подоспел вовремя. И ближе к концу застолья решили-таки стратеги не разрабатывать, всё же, дальнейшие оперативные планы операции той. Сошлись на том, что лучше мне, пожалуй, домой сходить ненадолго, подумать спокойно о доверии Родины оказанном и подготовиться к выброске...

Домой я шёл в глубокой задумчивости, прохожих сбивал, собак знакомых и незнакомых напоследок гладил. А на стене общежития техникума строительного, в котором обитал я тогда, место даже для доски мемориальной присмотрел уже...

Но история оказалась, как всегда, дамой непредсказуемой. Сын у меня тут вдруг родился, а в Берлине по причине этого, видимо, стена какая-то внезапно рухнуть решила. И изменились, почему-то, все планы генштабовские в отношении меня. Так и не вышло у меня в историю войти, совершив первый в мире прыжок с парашютом прямо на голову джигита отскакивающегося...

То ли исчезли всадники те из поля зрения государственного, то ли спёрли парашют мой в те дефицитные годы, а может и затерялось где доверие Родины мне лично так и не утверждённым. Но так и не дошли до героя награды, изготовленные когда-то для меня персонально.

Кому они сейчас достались? Хотя, может, и вернут мне что-то - посмертно...

Пришлось праздновать мне тогда день рождения сына в штатском и без всех положенных мне орденов. Помянул я тогда, конечно, и стену ту берлинскую, так не вовремя мимо меня рухнувшую...

А потом я вообще к новому месту службы в запасе отбыл. Так и записали мне в документе вручённом:

Убыл для постановки на учёт в Райвоенкомате города Валенсия.

А мне, действительно, по фигу, откуда взлетать и кому на голову сверху сваливаться, будучи уже самим ДОПом.

Так-то, вот, сынок! Есть куда тебе расти!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!