1 февраля 2022 года скончался Дмитрий Александрович Никитин, тихвинский "дед Митяй", основная движущая сила и Модератор большинства Тем на этом Форуме: читайте " Ушел наш дед Митяй "
Наиболее эффективный способ поиска на нашем Форуме информации о судьбе интересующего Вас воина: читайте тему " Как искать информацию о воевавших? "

Тихвин после освобождения

  • дед Митяй
Больше
22 фев 2020 19:32 - 13 сен 2021 19:32 #1 Автор дед Митяй
дед Митяй создал тему: Тихвин после освобождения
Тихвин после освобождения
Тихвин в декабре 1941 - в первой половине 1942 года

«Сейчас много написано о Тихвинской операции, о боевых действиях на территории Тихвинского района, о значении Тихвинской операции. А вот о том, что было в Тихвине, когда тут находились немцы и как восстанавливался Тихвин после освобождения, об этом в печатных изданиях практически не упоминается. Если где и говорится, о восстановлении Тихвина, то вскользь или в нескольких словах.
Всего один месяц, с 08 ноября по 09 декабря 1941 года, был Тихвин под властью Гитлеровцев. Но и за этот срок немцы обратили в развалины старинный русский город.
Война нанесла огромный ущерб всему народному хозяйству нашей страны. Но особенно пострадали регионы, бывшие в фашистской оккупации.
Гитлеровцы сожгли и уничтожили около 400 жилых домов, 36 зданий, занимаемых учреждениями и школами. Уничтожили все очаги культуры. Сожгли кинотеатр, районную и железнодорожную библиотеку, краеведческий музей, педагогическое училище, дом пионеров, железнодорожный клуб, дом партийного просвещения. Разграбили дом-музей великого русского композитора Н.А. Римского-Корсакова.
В городе был повальный грабеж и разбой. В первую очередь немцы искали теплые вещи – белье, полушубки, шапки. Валенки были предметом особых фашистских вожделений, - в них нельзя было при немцах выходить на улицу. Но и за кожаной обувью гитлеровцы охотились очень рьяно. Ни одного дома не пощадили бандиты, все дома били разграблены, а многие были вовсе уничтожены.
Деревянных домов в городе почти не осталось, вместо них торчали печные трубы, дымились развалины. Весь город изрыт траншеями, воронками от бомб. На площади грудами лежат трупы солдат и наших, и немецких. По всему городу груды битого кирпича, спутанной проволоки, наваленных столбов, разбитых машин.
Сразу после освобождения в Тихвине была страшная картина. Вдоль занесенных снегом улиц полуразрушенные дома чередуются с фундаментами сгоревших зданий среди которых высятся печные трубы.
Вот что вспоминал майор в отставке И. Укусов: - «Как сейчас помню первый день освобождения Тихвина. На его главное площади – громадная воронка от взрыва большой бомбы. Кругом груды развалин. В уцелевших домах выбиты не только стекла, но и сами рамы, двери распахнуты настежь. Зайди в такую дверь – увидишь, что все разграблено фашистами. Но далеко не все награбленное им удалось утащить с собой. На заснеженных улицах всюду видны окоченелые трупы немецких солдат и офицеров с вещевыми мешками. Наши бойцы вытряхнули содержимое одного такого мешка. Чего только не было! Даже детские игрушки – заводная машинка и кукла».
Немцы сорвали доски, которыми были обшиты памятники культуры, и мемориальные доски, надругались над ними. На стенах домов и амбаров чернеют надписи на немецком языке: «Die StraBen und Platze stehen verboten» (На улицах и площадях стоять запрещено).
Несколько дней в городе висели трупы двух замученных тихвинцев. Впоследствии в одном из них опознали Елизавету Андрееву, работницу лесопильного завода, которая укрывала у себя на квартире раненого красноармейца.
Страшные дела творили немецкие варвары в Тихвинских застенках. Кровавые следы многих преступлений им удалось замести опытными руками убийц-профессионалов.
В квартире гражданки Егоровой, которая находилась по адресу улица Советская дом 37, на полу на кухне был обнаружен труп зверски замученного и убитого человека, с переломанными руками, отрезанным носом, следами огнестрельных ран. Это был замученный гитлеровцами военврач 1-ранга Рамзайцев.
Объектами восстановительных работ первой очереди явились пекарни хлебокомбината, магазин, прачечная, электростанция.
Маленькая, полуразрушенная кладовая в монастыре с каменным полом. Острый запах гноя и кала. Шесть дней над головами брошенных туда четырех раненых советских людей витал призрак смерти. Эти люди - красноармейцы Громов и Талашов, стрелочник Михайлов и слесарь Степанов. Их бросили сюда после долгих мучений и издевательств, раздетыми и разутыми, не оказывали никакой медицинской помощи, не давали ни пить, ни есть. Босой, в грузных тряпках вместо бинтов, с ногами, покрытыми язвами, лежал тяжело раненный тихвинский слесарь Степанов.
Стрелочник станции Новгород Михайлов был пригнан в Тихвин из Новгорода вместе со стариками и подростками. Их почти не кормили, заставляли работать день и ночь подносчиками патронов на передовой линии. После ранения Михайлов долго лежал в кладовой, на каменном полу с гниющей раной на ноге. Он рассказал, как здесь, у тополей, раненых красноармейцев бросили прямо на снег… Немцы раздели красноармейцев Громова и Талашова до нижнего белья, и возили на салазках по морозу, после облили холодной водой и бросили в не отопленную келью.
Во дворе монастыря оккупанты хоронили своих убитых солдат, как раз на том месте, где находилось православное кладбище. Монастырь был разграблен, поруган, из него были вывезены все ценности. Со всех икон содрали позолоту, сняли серебро, уничтожили иконостасы. Поломали хоругви с древками.
Первыми в город вошли медико-санитарные службы из Ленинграда. Вместе с местными медиками они приступили к обследованию водоемов и колодцев на предмет заражения. Организовали санобработку населения. Стали функционировать баня и парикмахерская на Советской. Без справки о прохождении санитарной обработки не выдавалось продовольственные карточки.
Когда войска Красной Армии вошли в Тихвин, здесь их встретило всего 30-40 человек из 18 тысячного населения. Часть населения была эвакуирована, часть ушла в деревни и землянки. В городе остались лишь старики да многодетные матери.
Из моей семьи тоже были люди, которые жили в годы войны в Тихвине. Мой прадед Мошников Василий Федорович (1916-1961), еще в июле 1941 года ушел на фронт, а вся его семья жена двое детей, родители остались в Тихвине. Мошникова (Савинова) Евгения Васильевна рассказывала: - «Когда 08 ноября 1941 года с утра по всему Тихвину быстро разнеслась весть «Немцы в Тихвине». Все как можно скорее бросились бежать в деревню Шижню к родственникам. Вся семья ушла, а я осталась собрать вещи. Выхожу из дома на улице Ивановской дом 10 (Ращупкина № 14). А немцы уже тут. Подходит немец и показывает на валенки, мол, снимай, или винтовкой трясет. Снял свою обувь, а сам одел мои валенки. И отпустил бежать. Весь месяц пока в Тихвине были гитлеровцы, мы прожили в деревне. В декабре числа 12 декабря вернулись в город. В доме был полнейший беспорядок. На первом этаже немцы не разместились, а жили на втором. В кухне у нас устроили туалет, а в комнате спали и ели. Прошлось все это убирать. А сама пошла, работать в столовую на Советской. И можно сказать благодаря этому и выжила».
Для наведения порядка в освобожденном городе был оставлен 1061 стрелковый полк 272-й стрелковой дивизии, которая сформировалась в июле 1941-го года в Тихвине, и в основном из тихвинцев. Они знали всех жителей горда. Окружив город кольцом, они организовали посты, через которые пропускали входящих в Тихвин. Не хватало перевязочных и дезинфекционных средств, помещений для стационарного лечения больных, медперсонала, топлива.
Из лесов люди приходили истощенными, обмороженные, переохлажденные.
В первые же дни горожане начали очитку территории от мусора, разбирались завалы на дорогах, восстанавливали связь. Связисты для работы приспособили подвальное помещение бывшей первой школы механизации сельского хозяйства. Внутри района изыскивали аппаратуру, линейные и другие материалы. Через Тихвин страна имела связь с Ленинградом. Когда связисты оставляли город, моторист И.Ф. Городничев предложил не разбивать двигатель, а снять с него все мелкие части, сложить в мешок и бросить в колодец. Так и сделали. И этот двигатель очень пригодился после освобождения Тихвина.
Никогда еще Ленинград не нуждался в железнодорожной связи, так как в те жестокие дни. Важнейший для обороны Ленинграда участок «Тихвин – Волховстрой» на одну треть был разрушен, уничтожены мосты. Из рельсов и шпал фашисты устроили перекрытия дотов и блиндажей.
Значительный урон был нанесен народному образованию. Только в Тихвинском районе на 5 миллионов рублей. Разрушены здания, уничтожено школьное имущество. Помощь шла из других районов. Так волховчане послали в освобожденный Тихвин полтора вагона учебников и школьных принадлежностей. Так один учебник приходился на несколько учащихся, а иногда и на целый класс. Писали самодельными ручками и всевозможными палочками, на газетах или другой использованной бумаге. Сидели не за партами, а на скамейках за длинными столами.
Трудящиеся Тихвина и Тихвинского района писали товарищу Сталину: «Мы полны ненависти к немецким оккупантам. После изгнания оккупантов мы восстанавливаем нормальную жизнь города и района. Мы знаем, что наша помощь фронту, Ленинграду будет тем сильнее, чем лучше и сроке мы восстановим разрушенное хозяйство. Вам, товарищ Сталин, Краской Армии, трудящиеся героического города Ленинграда, обещаем, что не покладая рук будем трудится, до полной победы над врагом!».
Сразу после освобождения, солдаты 1061 стрелкового полка и жители города похоронили тех, кто был убит в центре города. Захоронение солдат на окраинах велось по мере разминирования местности. На лошадях трупы свозили на братское воинское кладбище. Некоторые вмерзли так, что приходилось вырубать или оставлять до оттепели.
От каждого предприятия и организации ежедневно выделялось по 2-3 человека на сбор и захоронение погибших солдат. Захоронение продолжалось с 10 декабря 1941 – 01 июля 1942 годов.
Летом 1942-го года городской Совет открыл детский сад на 70 мест в доме №14 по улице МОПРа и ясли на 150 мест. 01 сентября 1200 учащихся приняла после длительного перерыва семилетняя школа и свыше 1300 – средняя.
Тихвинцы спешили как можно скорее вступить в привычный образ жизни. Восстановили город за сравнительно короткий срок. И все благодаря желанию, а главное оперативной работе тихвинцев»

Владимир Хоботов ( https://vk.com/id22309487 ) = автор публикации дал «добро» на перепост его материала

Приложение: упомянутый воин - военврач 1-ранга «Рамзайцев» оказался «Рамзайцев Виктор Александрович 1896 (Рамзаниев, Рамзанцев» см. именную тему: https://perexilandia.net/forum/tikhvin-voiny/2883-ramzajtsev-viktor-aleksandrovich
+ см. фото «Тихвин_Фишовица_Рамзайцев.В.А_1941_Фото» из: Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации
автор. Минскер Давид Абрамович
Зверски замученный фашистами военврач I ранга Рамзанцев Тихвин.1941 г.
https://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=18175834


Файл "Тихвин_Фишовица_Рамзайцев.В.А_1941_Фото"

Приложение: упомянутый воин «Громов» оказался «Громов Василий Тимофеевич 1920» см. именную тему: https://perexilandia.net/forum/tikhvin-voiny/3847-gromov-vasilij-timofeevich

Справка: только по фамилии воина «Талашов» - однозначно невозможно выяснить архивную его историю

Справка: по алгоритму поиска «И. Укусов» - нет вариантов найти архивный след воина

Приложение: по упомянутому воину «Мошников Василий Федорович 1916» см. именную тему: https://perexilandia.net/forum/tikhvin-voiny/3852-moshnikov-vasilij-fedorovich

С уважением, дед Митяй.
Отвечу на вопросы, заданные через е-почту: nikita_dan@inbox.ru
Часть информации скопирована с дружественного форума «Патриотцентр» с Раздела " Тихвин - город Воинской славы России (по материалам...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.